Возникновение «новых индустриальных стран» (НИС) в зарубежной Азии — очень важное и неординарное явление современности, его анализу посвящена обширная отечественная и зарубежная литература.


Содержание
Введение 2
1. «Новые индустриальные страны» (НИС) 5
1.1.Особенности экономического развития НИС Восточной и Юго-Восточной Азии. 9
2. Характеристика экономики стран -«драконов» 14
2.1. Гонконг 14
2.2. Сингапур 16
2.3. Тайвань 20
3. Организация Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС) 23
Заключение 25
Литература 30
Введение
После окончания Второй мировой войны рассматриваемая группа стран Юго-Восточной Азии представляла из себя достаточно отсталые аграрные государства, в которых кроме риса и ряда полезных ископаемых практически ничего не производилось. К настоящему же времени страны региона превратились в одни из самых быстроразвивающихся государств мира, которые одевают и обувают, снабжают бытовой электроникой и продуктами питания и США, и Японию, и Западную Европу. Уровень качества произведенной здесь продукции отвечает самым высоким стандартам, технологии отличаются своей прогрессивностью, повышается экологичность производств и продуктов.
Возникновение «новых индустриальных стран» (НИС) в зарубежной Азии - очень важное и неординарное явление современности, его анализу посвящена обширная отечественная и зарубежная литература. До недавнего времени к числу таких стран и территорий относили четырех «азиатских драконов» - Республику Корею, Сингапур, Гонконг и Тайвань. Теперь их нередко называют НИС «первой волны». А к странам «второй волны» относят Малайзию, Таиланд, Филиппины и приближающуюся к ним Индонезию.
За три последних десятилетия четверка «азиатских драконов» совершила настоящий прыжок от отсталости к высокому уровню развития. Этот прыжок был прежде всего обеспечен самыми высокими в мире темпами прироста ВВП, составлявшими примерно 10 % в год и только в последнее время несколько снизившимися.
Темпы экономического роста Тайваня за период с 1953 по 1986 составляли в среднем 8% в год, а за 1986-1997 - свыше 7%. Доля валового внутреннего продукта на душу населения составляла в 1997 13 232 долл. В 1980-х годах Тайвань стал крупнейшим производителем и экспортером высокотехнологичной электронной продукции. В 1990-х он играл ведущую роль в мировом производстве деталей компьютеров, мониторов и микросхем. В 1997 оборот внешней торговли Тайваня (суммарный объем экспорта и импорта) составил 96% валового национального продукта. Тайвань - второй в мире кредитор после Японии. В 1986 чистый доход от тайваньских капиталовложений за рубежом составил почти 3% национального дохода страны. Тайвань экспортирует самые разнообразные товары, в первую очередь ткани и обувь, промышленное оборудование, бытовую электронную технику и всевозможные изделия из пластмасс.
ВВП Гонконга в 2003 оценивался в 213 млрд. долл. США (реальный рост на 3,3% в год), что составило 28,8 тыс. долл. США на душу населения (уровень, соответствующий ведущим государствам Западной Европы). По уровню жизни населения Гонконг на 2004 год находится на 23-м месте. Гонконг занимает 10-е место в мире по объему торговли и является 11-м по значению мировым банковским центром. В нем размещены азиатские штаб-квартиры многих транснациональных корпораций.
Гонконг и Тайвань вкладывают деньги в свободные экономические зоны Китая. Особенно важно упомянуть о Шэньчжэне, наиболее развитой экономической зоне, которая расположена недалеко от Гонконга.
В 2002 ВВП в Сингапуре оценивался в 112,4 млрд. долл. США, т.е. 25,200 долл. США на душу населения. Благодаря важному стратегическому положению на перекрестке морских путей между Европой, Азией и Австралией Сингапур превратился в один из ведущих торговых центров мира. По отношению к другим странам Юго-Восточной Азии он традиционно играет роль «базарной площади» – сюда поступают товары, производимые в соседних странах, которые затем направляются в другие регионы. В то же время сюда привозятся промышленные товары из США, Европы, Японии и распределяются между соседними странами. Сингапур – один из крупнейших мировых портов (второе место в мире по грузообороту). По данным за 2004 год Сингапур по уровню жизни населения занимает 25 позицию.
В 1997 валовой внутренний продукт Южной Кореи составил более 10 тыс. долл. на душу населения. В течение ряда лет экономика страны развивалась исключительно быстрыми темпами (рост ВВП часто составлял более 10% в год). Поставки за границу промышленных товаров, в первую очередь одежды, обуви, комплектующих для электронной техники, чугуна, автомашин и мотоциклов, принесли Южной Корее 63,3 млрд. долл., или 88% всей выручки, полученной от экспорта. Огромную роль в экономике Южной Кореи играют национальные финансово-промышленные группы (чэболь). Многие из них сегодня входят в число крупнейших компаний мира – «Самсунг», «Хёндэ», «Дэу», «LG».
Страны-«драконы» превратились в крупнейшие финансовые центры мира и ведущих мировых экспортеров капитала. Здесь строятся небоскребы, современные аэропорты, запускаются спутники. С небольшим опозданием к аналогичным достижениям стремятся страны-«тигры». Каким же образом удалось добиться таких успехов? Ответ на вопрос заключается в особенностях экономического развития НИС Юго-Восточной Азии.
1. «Новые индустриальные страны» (НИС)
«Новые индустриальные страны» (НИС) возникли в результате процессов дифференциации, приведших к выделению особой группы стран, отличающихся более высоким экономическим ростом, по сравнению с промышленно развитыми странами и существенно более высоким уровнем развития хозяйства по сравнению с основной группой развивающихся стран.
Эти процессы протекают во всех подсистемах мировой экономики и в развивающихся странах.
К группе НИС принято относить 8 стран: 4 государства Юго-Восточной Азии и 4 государства Латинской Америки. НИС Юго-Восточной Азии являются Малайзия, Индонезия, Таиланд и Филиппины. Очень часто можно встретить и другое наименование данных государств — страны-«тигры». Совсем недавно НИС в Юго-Восточной Азии было больше, таковыми еще считались Гонконг, Сингапур, Тайвань и Республика Корея. Однако данная четверка уже достигла основных стандартов западных экономик и перешла в разряд развитых стран. Их название в зарубежной научной литературе — «драконы», что позволяет интерпретировать данную характеристику как отрыв от прочих НИС и «улет» в группу развитых экономик. Если мы обратимся к стадиям развития экономик Уолта Ростоу, то «тигры» находятся на третьей (Индонезия и Филлипины) — четвертой (Малайзия и Таиланд) стадиях роста, а по классификации Майкла Портера азиатские НИС пребывают в стадии, движимой инвестициями.
В Латинской Америке НИС считаются Мексика, Бразилия, Аргентина и Чили. По уровню развития латиноамериканские НИС стоят ниже «драконов», но выше «тигров». Наиболее успешно развиваются Чили и Аргентина, которые можно сопоставлять с Малайзией и Таиландом, несколько ниже уровень развития Мексики и Бразилии.
Доходы от экспорта используются для развития наиболее перспективных отраслей. В Восточной Азии капитал направлялся главным образом в обрабатывающую промышленность и сырьевые отрасли, в Латинской Америке - в торговлю, сферу услуг, обрабатывающую промышленность.
Статус «НИС» страна приобретает по следующим критериям, установленными по методике ООН (Организации Объединенных Наций):
размер ВВП на душу населения;
среднегодовые темпы его прироста;
удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП (он должен быть не более 20 %);
объем экспорта промышленных изделий и их доля в общем вывозе;
5)объем прямых инвестиций за рубежом.
По некоторым показателям НИС превосходят подобные показатели ряда промышленно развитых стран. На протяжении 30 лет (с 1960 по 1990 гг.) темпы развития экономики Азиатского региона в целом составляли более 5 % в год, в то время как в европейских странах - 2 % .
Таблица 1.
Темпы роста ВВП НИС Азии (%)
Страна 1980-1990 г.г
в среднем 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г.
Тайвань 8,3 5,4 6,8 4,8 5,8 6,2
Гонконг 7,1 4,9 5,1 -5,1 1,5 3,5
Сингапур 6,3 7,5 8,8 0,6 6,0 -
По всем этим показателям НИС не только выделяются на фоне других развивающихся стран, но зачастую превосходят подобные показатели ряда отдельных НИС.
Так, например, Тайвань за период с 1952 по 1993 г. увеличил объем ВВП в 170 раз (при росте населения примерно в 2,5 раза), а оборот внешней торговли в 534,6 раза. Среднегодовые темпы экономического роста составили 8,7 % при сохранении низкого уровня инфляции -3,6%. По показателям социального развития Тайвань находится на уровне ведущих стран мира. Объем ВНП на душу населения составляет 12 тыс. долл. (середина 90-х гг.). Высокие темпы экономического роста НИС сопровождаются значительным повышением благосостояния населения. Так, с середины, 60-х гг. к началу 90-х гг. годовой доход на душу населения в этих странах вырос в четыре раза. По прогнозам международных экспертов, Восточная Азия может перегнать к 2010 г. по объему ВНП Западную Европу, а к 2020 г. — Северную Америку.
Особо следует сказать о Сингапуре, который в 1995 г. первым из государств ЮВА получил статус «индустриально развитого». Такое «звание» официально присвоено ему с 1 января 1996 г. Три десятилетия стабильного экономического роста превратили это государство из небольшого порта в девятую в списке богатейших стран мира (в расчете ВВП на душу населения). В условиях политической стабильности промышленность страны постоянно набирала обороты в среднем со скоростью 8,4% в год, а каждый из ее жителей повысил свой жизненный уровень в среднем в 7 раз. Ежегодный доход среднестатистического жителя Сингапура составил в 1995 г. 22,3 тыс. долл. — выше, чем в Великобритании, бывшей метрополии. Кстати, и Гонконг, бывшая колония Великобритании, по многим социально-экономическим аспектам уже превзошел свою метрополию. Гонконг (Сянган) и Сингапур в конце 90-х гг. занимают 4-е и 5-е место в мире по уровню доходов на душу населения.
Еще одним достижением НИС ЮВА является низкий уровень безработицы. В середине 90-х гг. четыре «дракона», а также Таиланд и Малайзия относились к странам с самой низкой безработицей в мире.
Практически во всех «новых индустриальных странах» стремительный рост экономики в последние десятилетия обусловил увеличение абсолютных размеров ВВП, в том числе и на душу населения. По этим показателям НИС в целом также опережают основную массу освободившихся государств, а некоторые из них приближаются к промышленно развитым странам.
Иной вехой на пути форсированного роста «новых индустриальных стран» явилось изменение структуры национальных экономик, в частности создание в них сравнительно продвинутой, хотя и не всегда вполне гармонично развитой промышленной базы.
Специалисты выделяют следующие важнейшие этапы в эволюции хозяйства НИС:
на первом этапе (конец 50-х - начало 60-х гг.) осуществлялось реформирование аграрного сектора;
на втором (середина 60-х - начало 70-х гг.) - создание импортзамещающих производств;
на третьем (середина 70-х - первая половина 80-х гг.) — форсированное развитие отраслей, ориентированных на выпуск экспортной продукции,
на четвертом (с середины 80-х гг. до настоящего времени) — постепенное формирование собственного научно-технического потенциала с опорой на соответствующие ресурсы из-за рубежа.
Темпы экономического развития большинства НИС значительно превышают аналогичные показатели многих развитых стран. По производству отдельных видов промышленной продукции, в том числе наукоемких, НИС вышли на ведущие позиции в капиталистической экономике. Еще более высокими темпами развивается экспорт из этих стран.
Отмечая несомненные успехи НИС, не стоит сбрасывать со счетов и то, что они продемонстрировали отстающий уровень производительности труда по сравнению с промышленно развитыми странами. Так, «четыре дракона» достигли по размеру ВНП на душу населения лишь 38% от уровня Японии.
Серьезные испытания экономическому развитию НИС произвели валютно-финансовые кризисы 1990-х гг. От первой волны кризисов (1994—1995 гг.) пострадали латиноамериканские страны, а второй удар (1997—1998 гг.) пришелся на Юго-Восточную Азию. Напоследок (в начале 1999 г.) валютно-финансовый кризис затронул Бразилию. Кризисы несколько скорректировали модель развития НИС, заставили отказаться от неэффективных методов управления национальным хозяйством. Однако отрицательным последствием кризисов было замедление темпов экономического роста НИС, в связи с чем азиатское «экономическое чудо» и его латиноамериканский аналог несколько себя дискредитировали.
1.1. Особенности экономического развития НИС Восточной и Юго-Восточной Азии
Характеризуя модель развития азиатских НИС, прежде всего стоит отметить культурные особенности восточноазиатских стран. Именно благодаря своеобразной восточной культуре и менталитету им удалось достичь таких успехов в своем развитии. Общими чертами менталитета народов этого региона (японцев, корейцев, китайцев), в частности, являются:
уважение и беспрекословное подчинение властям;
высокий уровень образовательных стандартов (по оценкам международных организаций интеллектуальный уровень молодежи выше всего в Сингапуре, Южной Корее, Японии и Гонконге);
большое усердие и трудолюбие;
командный дух и чувство локтя (уже известный нам сюивизм);
тесные семейные узы (так называемое кумовство).
Большое значение для развития восточноазиатских стран имел опыт Японии, которой в кратчайшие сроки удалось добиться послевоенного возрождения экономики. Японское «экономическое чудо» стало для стран ЮВА эталоном развития, практически все государства региона пошли по японскому пути преобразований. Первыми начинали страны-«драконы», с интервалом примерно в двадцать—тридцать лет к ним присоединились «тигры».
В 1950-е гг. в странах региона было в наличии только отсталое сельское хозяйство, практически не существовало промышленности. Из ресурсов точно так же, как и у Японии, имелась только дешевая многочисленная рабочая сила. Реформа сельского хозяйства стала предпосылкой для индустриализации. Происходила конфискация крупных землевладений, раздел земли, высвобождение рабочих рук.
Базой индустриализации стало первоначально крайне отсталое текстильное производство. Страны региона экспортировали на мировой рынок дешевую низкокачественную продукцию (одежду, обувь и т. п.). За счет невысоких цен, привлекательного внешнего вида (упаковки), широкого ассортимента товаров им удалось найти свою нишу на мировом рынке. Экспортная выручка направлялась на модернизацию производства и, как в Японии, на развитие новых секторов экономики.
Большую роль в экономическом развитии стран Восточной Азии сыграло государство. Экономическая стратегия правительства в послевоенный период мало чем отличалась от классического меркантилизма: стимулировался экспорт и достаточно жестко ограничивался импорт. Политика протекционизма, включающая таможенные и административные барьеры на пути импорта, защищала национальных производителей от иностранных конкурентов. На внутреннем рынке действовала политика импортозамещения: местные потребители могли рассчитывать только на товары местного производства. Подобные ограничения способствовали ускорению индустриализации, защите национальных производителей, стимулировали экспортное производство.
Одновременно в экономику стран ЮВА активно привлекался иностранный капитал. Осуществлялись инвестиции в новые производства, заимствовались передовые технологии. Притоку зарубежного капитала способствовали низкая стоимость рабочей силы и благоприятный инвестиционный климат (государство гарантировало зарубежным инвесторам сохранность и приумножение их капиталов). На базе привлечения иностранного капитала и технологий в регионе появилось конкурентоспособное производство.
Очень важную роль на первом этапе развития сыграла политика импортозамещения:
высокие таможенные пошлины защищали местных производителей от качественной продукции западных конкурентов;
относительно недорогие товары местного производства быстро насытили внутренний рынок;
иностранная валюта, полученная от экспорта, тратилась не на импорт товаров потребительского назначения, а шла на закупки самого передового оборудования и технологий, что поддерживало процесс индустриализации.
В ходе индустриализации стратегию экономического развития, приоритетные отрасли национального хозяйства, методы стимулирования экспорта и защиты местных производителей от иностранных конкурентов — все это определяло государство. Успехи развития стран Юго-Восточной Азии объясняются продуманностью действий их правительств, правильным выбором приоритетных отраслей экономики, быстрой реакцией на конъюнктуру мирового рынка. Несмотря на полномасштабное вмешательство государства в экономику, все ключевые решения принимались в зависимости от потребностей и состояния рынка, на основании рыночных законов. Гибкое сочетание политики протекционизма с ориентацией местных производителей на внешние рынки дало для стран региона великолепные результаты.
Приоритеты промышленной политики государства постоянно менялись. Активная государственная поддержка и финансирование предоставлялись новым прогрессивным отраслям, получавшим режим временной монополии. Более нейтральная политика проводилась по отношению к достаточно развитым отраслям, которые получали от государства различные льготы и преференции для поддержания своего существования. Подобным образом государство само создавало и ликвидировало стимулы для экономического развития. Гибкость такой государственной политики содействовала развитию экономики, но одновременно приводила к сращиванию предпринимательской элиты с государственным аппаратом и образованию по сути дела олигархического, кланового капитализма. В конце 1990-х гг. именно эта клановость не позволила государству вовремя отреагировать на первые симптомы кризиса.
Важной составляющей государственной экономической стратегии была валютная политика. Власти препятствовали повышению курса национальных валют, избегали его резких колебаний. Увеличение курса валют по мере наращивания экспорта и роста конкурентоспособности национальных товаров государство компенсировало субсидиями для экспортеров, что продолжало делать экспорт выгодным. Государство осуществляло контроль за притоком иностранного капитала: привлекался только долгосрочный капитал, прямые инвестиции. Отказ от такой политики в 1990-е гг. стал одной из причин кризиса в регионе.
Приоритетами промышленной политики государства в странах Юго-Восточной Азии в разные периоды времени были следующие отрасли:
1950-е гг.: текстильное и стекольное производство;
1960-е гг.: производство цемента, минеральных удобрений,переработка нефти, сталелитейная промышленность, производство синтетических тканей;
1970-е гг. (после мировых кризисов): судостроение, производство инвестиционных товаров и предметов длительного пользования (оборудование, автомобили и т. п.);
1980-е гг.: электротехническая и электронная промышленность, телекоммуникации, информатика;
1990-е гг.: производство новых материалов и технологий, аэрокосмическая промышленность.
Важным элементом поддержки привилегированных отраслей и предприятий был их льготный доступ к кредитам под достаточно низкие проценты. Таким образом, была решена проблема нехватки капитала для поддержания стабильно высоких темпов роста экономики. В свою очередь это стимулировало создание огромных компаний-конгломератов, которые специализировались сразу в нескольких несмежных отраслях. Кроме того, все шире открывался доступ местных компаний под гарантии правительства к зарубежным кредитам, что создавало предпосылки для кризиса 1990-х гг.
По мере укрепления национальной промышленности в странах Юго-Восточной Азии роль государства в экономике начала снижаться. Государство снизило таможенные пошлины, отменило нетарифные ограничения во внешней торговле. Если ранее для некоторых стран региона была характерна диктатура или жесткая мужская демократия, то теперь приходит пора демократизации всего общества. Прежние диктаторы сменяются новыми демократически настроенными лидерами, начинают вспыхивать скандалы о коррупции в государственном аппарате. Свою роль сыграла и тенденция к неоконсерватизму в развитых странах мира в 1980-х — начале 1990-х гг. Государство в азиатских НИС отказывалось от прямого вмешательства в экономику и все чаще применяло косвенные методы регулирования. Однако либерализация некоторых секторов экономики при отсутствии либерализации всей экономической системы была преждевременной. В частности, отход правительства от контроля за финансовыми рынками и банковской системой, использование методов монетаризма в кредитно-денежной сфере (фиксированный валютный курс и регулирование уровня процентной ставки для увеличения притока иностранного капитала в экономику), рост спекуляций в сфере недвижимости и на финансовых рынках закладывали мину замедленного действия под финансовую систему стран Восточной и Юго-Восточной Азии.
Современной особенностью стран региона является то, что их прежняя модель развития, в основе которой лежала экспортная ориентация экономики, уже во многом себя изжила. Рост квалификации рабочей силы, увеличение уровня заработной платы делают их товары все менее и менее конкурентоспособными на мировых рынках. Перенакопление капитала заставляет задуматься над продолжением роста, в основе которого лежат инвестиции. Пределы экстенсивного роста на базе вовлечения новых ресурсов уже пройдены. Крупные компании-конгломераты с широко диверсифицированной деятельностью начали испытывать серьезные трудности. Открытость экономики обернулась проблемой расчетов по внешним долгам в условиях снижения экспортного потенциала. Стала очевидной необходимость перестройки национальной экономики на основе рыночных принципов хозяйствования. Кумовство и клановый капитализм обернулись коррупцией и неэффективностью принятия решений на государственном уровне.
Выходом из сложившейся ситуации может быть модернизация экономики и переход на новый уровень развития, в основе которого должны лежать новые технологии, наукоемкое и нематериальное производство. Потенциал у НИС в этом плане неплохой. Наукоемкость их производственной базы постоянно повышается, квалифицированных кадров вполне достаточно, по мере роста доходов населения сложился емкий внутренний рынок. Скорее всего, теперь страны-«драконы» обратятся к нишевой специализации на мировом рынке на основе высоких технологий (примеры уже есть — изготовление компьютерной техники в Тайване или производство деталей самолетов из новых конструкционных материалов в Южной Корее), а также станут активнее работать на своем внутреннем рынке. Растет и сектор услуг, включая производство информационных технологий, туризм и финансы, что дает дополнительные шансы на долговременное развитие.
Проблемы могут возникнуть только от продолжающейся глобализации мировой экономики, глобализации, которая пока развивается по американскому сценарию. Соответственно, США через международные организации стремятся навязать всем странам мира свою модель развития. Странам Юго-Восточной Азии, сильнее всего пострадавшим от валютно-финансового кризиса и получающим кредиты и советы МВФ и Мирового Банка, труднее всего будет противостоять экономической идеологии США. Попав в финансовую зависимость от США после кризиса, им пришлось активнее использовать неолиберализм по-американски. В особенности это касается стран-«тигров».
Тем не менее, нельзя полностью сбрасывать со счетов азиатскую модель развития, она нуждается только в серьезной модернизации и исправлении самых очевидных своих ошибок. Не будем забывать и о том, что хотя мы называем азиатской модель развития всех стран региона, на самом деле эта модель имеет различные свои варианты, характерные для каждой из стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Так, Гонконг отличается либеральным капитализмом, вполне соответствующим американским идеалам, а в Индонезии, напротив, сам уровень развития пока еще не позволяет говорить о подлинно рыночной экономике. Не стоит сбрасывать со счетов и интеграционные тенденции в регионе, который в нынешнем веке вполне сможет стать достойным экономическим соперником и Европе, и Северной Америке.
Характеристика экономики стран-«драконов»
2.1. Гонконг
С 1 июня 1997 г. колониальный статус Гонконга (владение Великобритании) сменился на статус специального административного района в составе КНР. Хотя Гонконг находится под прямой юрисдикцией центрального правительства КНР, он обладает высокой степенью автономии (за исключением внешних сношений и обороны), имеет независимую исполнительную (администрация), законодательную (парламент) и судебную власть. По соглашению между Великобританией и КНР современная социально-экономическая система Гонконга остается неизменной в течение 50 лет.
В отличие от других стран региона Гонконг никогда в своей внешнеэкономической политике не использовал протекционизм, здесь действует весьма либеральная макроэкономическая модель развития. Гонконг служит трамплином для китайского экспорта и импорта, выступая в роли своеобразного посредника между КНР и мировой экономикой. Через Гонконг транзитом проходит до 40% экспорта КНР и 2/3 импорта капиталов. До валютно-финансового кризиса в регионе Гонконг был самым дорогим городом мира, а спекуляция недвижимостью и цены на нее достигли просто невиданного уровня. Однако с наступлением кризиса (кстати, именно фондовая биржа Гонконга впервые столкнулась с резким падением котировок ценных бумаг азиатских компаний) и после передачи территории Китаю бум вокруг недвижимости здесь поутих, цены стабилизировались, и Гонконг уступил свое лидерство Токио.
Структура ВВП Гонконга такова, что почти 85,9% ВВП(80,1% занятых) создается в сфере услуг, около 14% — в промышленности(18,3% занятых) и только 0,1% — в сельском хозяйстве. Значительная часть экономики данной территории связана с финансами. Здесь развита банковская деятельность, страхование, операции с ценными бумагами. Вместе с Сингапуром Гонконг делит четвертое—пятое места в иерархии мировых финансовых центров. Кроме того, Гонконг — это важный порт и аэропорт Юго-Восточной Азии. Гонконгские экспортно-импортные компании обслуживают торговые операции КНР с зарубежными странами. В структуре услуг ведущие позиции занимают финансы, страхование, недвижимость и торговля. Основными отраслями обрабатывающей промышленности являются электроника, производство текстильной одежды, часов, ювелирное дело. В отличие от 60-х гг., когда преобладали трудоемкие отрасли, в 90-е гг. увеличивалась роль наукоемких производств. Трудоемкие отрасли переносятся в южные провинции КНР.
Если еще в 1980-е гг. гонконгские товары были прямыми подделками западных аналогов и отличались невысоким качеством, то теперь современные технологии и контроль качества продукции позволяют Гонконгу выпускать вполне конкурентоспособную продукцию.
В Гонконге сохранилась либеральная налоговая система. Так, налог на прибыль корпораций составляет 16% (примерно вдвое ниже, чем в целом по региону), подоходный налог на физических лиц — 15%. Существуют значительные налоговые скидки на инвестиции. Расходы бюджета составили в 2000 г. 14% от ВВП.
Внешнеэкономическая политика Гонконга ориентирована на экспорт товаров, услуг, капиталов.
2.2. Сингапур.

В 1824—1963 гг. Сингапур являлся владением Великобритании, в 1963—1965 гг. входил в состав Федерации Малайзии, с 1965 г. — независимое государство. В колониальный период страна была центром переработки продукции добывающей промышленности и сельского хозяйства стран Юго-Восточной Азии, а также региональной торговли (преимущественно реэкспортных операций). Благодаря стратегически выгодному географическому положению Сингапур - крупный транспортный узел, центр судоремонтных и судостроительных работ. В период независимости сохранил свою роль регионального центра во многих сферах, однако постепенно превратился в финансовый, промышленный, транспортный и коммуникационный центр мирового значения.
В момент обретения независимости Сингапур представлял собой маленькую бедную страну, которой приходилось импортировать даже пресную воду и строительный песок. Соседние страны были настроены недружественно, а треть населения симпатизировала коммунистам.
С 1959 по 1990, во время правления Ли Куан Ю, Сингапур, лишённый ресурсов, смог решить многие внутренние проблемы и совершил скачок от страны третьего мира до высокоразвитой страны с высоким уровнем жизни.
Себя и своих соратников Ли Куан Ю характеризовал как «группу буржуазных, получивших английское образование, лидеров».
Стратегия экономического развития правительства Ли Куан Ю строилась на превращении Сингапура в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии, а также на привлечении иностранных инвесторов. «Мы приветствовали каждого инвестора… Мы просто из шкуры вон лезли, чтобы помочь ему начать производство», - писал Ли Куан Ю. В результате «американские транснациональные корпорации заложили фундамент масштабной высокотехнологичной промышленности Сингапура» и это небольшое государство стало, в частности, крупным производителем электроники.
При обретении независимости Сингапур страдал от высокой коррупции. Ли Куан Ю так охарактеризовал положение: «Коррупция является одной из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимали вознаграждение, это являлось частью их жизни». Борьба с коррупцией началась «путём упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах в результате издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования». Были резко подняты зарплаты судей, на судейские должности были привлечены «лучшие частные адвокаты». Зарплата сингапурского судьи достигла нескольких сот тысяч долларов в год (в 1990-е годы – свыше 1 млн. долл.). Были жёстко подавлены триады (мафиозные группировки). Госслужащим, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня, характерного для топ-менеджеров частных корпораций. Был создан независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти (расследования были инициированы даже против близких родственников Ли Куан Ю). Ряд министров, уличённых в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, либо покончили жизнь самоубийством, либо бежали из страны. Среди них были и давние соратники Ли Куан Ю, такие как министр охраны окружающей среды Ви Тун Бун.
В итоге Сингапур (в соответствии с международными рейтингами) стал одним из наименее коррумпированных государств мира.
Ли Куан Ю в своих воспоминаниях подчёркивал, что он постоянно насаждал принцип верховенства закона и равенство всех перед законом, включая высших чиновников и своих родственников. Законодательная система страны была унаследована от английского колониального правления.
В 1960-1970-е годы была реформирована система образования. В Сингапуре имелось множество различных национальных школ, которые получили единые минимальные стандарты. Английский язык стал обязательным для изучения во всех школах, вузы были переведены на преподавание на английском языке. Правительство тратило крупные суммы на обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира.
Правительство придавало большое значение тому, чтобы сделать большинство населения собственниками жилья. В 1960-е годы была создана система ипотечного кредитования, резко выросло жилищное строительство и к 1996 году лишь 9% квартир сдавались внаём, а остальные были заняты собственниками.
Сингапур в отличие от Гонконга не столь либерален. Здесь применяется довольно жесткая модель управления экономикой, называемая «управляемой демократией». Курс экономической политики правительства по-прежнему представляет из себя имортозамещение с опорой на переработку продукции базовых отраслей региона.
Структура экономики Сингапура следующая: 0,2 ВВП создается в сфере сельского хозяйства, 34 % — в промышленности и строительства , сферы услуг – 66 %. Сингапур относится к развитым странам. Основа его экономики — оказание разнообразных услуг (транспортных, погрузочно-разгрузочных, складских, коммуникационных, торговых, услуг по переработке товаров и их реэкспорту, финансовых, туристических, рекреационных и др.), предоставляемых на уровне мировых стандартов.
Сингапур — это третий в Азии финансовый центр, не уступающий Гонконгу и Токио по многим параметрам, а также один из крупнейших в мире морских портов и самый современный аэропорт мира. Услуги — основная сфера занятости населения Сингапура (более 71% в 1999 г.). В этой сфере наиболее широко используется иностранная рабочая сила (примерно 0,5 млн чел. на легальной и нелегальной основе). На работы в строительстве, в порту и на транспорте, в коммунальные службы привлекается малоквалифицированная рабочая сила в основном из Индонезии и Малайзии, для оказания финансовых и технически сложных услуг активно привлекаются специалисты высокой квалификации со всего мира.
В Сингапуре весьма развита обрабатывающая промышленность, представленная в основном современными предприятиями электронной, электротехнической, нефтеперерабатывающей (Сингапур входит в первую тройку крупнейших в мире центров нефтепереработки), нефтехимической, химической, полиграфической, судостроительной и судоремонтной отраслей (Сингапур -крупнейший в мире центр по строительству плавучих платформ для нефтегазовой промышленности). Постепенно сокращается доля производств, связанных с переработкой минерального и сельскохозяйственного сырья, выпуском продовольственных и промышленных потребительских товаров, металлургией, металло- и деревообработкой. Напротив, возникают производства, основанные на новейших достижениях в области биологии, медицины, фармакологии, компьютерного дизайна.
Сейчас развитие получили электроника, информатика и биотехнологии.
В 1996—2001 гг. среднегодовые темпы инфляции не превышали 1%. Кредитно-банковская система, ведущую роль в которой играет государство, объединяет около 700 различных по своему статусу и характеру деятельности финансовых организаций, в том числе 122 коммерческих банка (из них 116 -- иностранных), 55 - торговых, 57 представительств иностранных банков, 7 финансовых компаний, 146 страховых компаний и др. Центральный банк отсутствует, но все его функции, за исключением денежной эмиссии (это прерогатива Главного валютного управления), возложены на Финансовое управление (в том числе проведение мероприятий по сдерживанию инфляции и поддержанию стабильности курса национальной валюты).
В Сингапуре успешно функционируют рынок золота, валютный рынок, рынок банковских кредитов и фондовая биржа (в 2000 г. котировались акции 487 компаний с общей капитализацией 538 млрд долл. и годовым оборотом 171 млрд долл.
Прямые налоги состоят преимущественно из подоходного налога (главным образом на корпорации). Косвенные налоги формируются в основном за счет экспортных и импортных пошлин, акцизов и налога на продажу.
На социальные нужды (образование, здравоохранение, строительство жилья, охрана окружающей среды) приходится 43% расходов, оборону и безопасность — около 37%, экономическое развитие (инфраструктура, создание новых рабочих мест, подготовка кадров) — 15%, госаппарат — 5%. Госбюджет имеет постоянное положительное сальдо.
Социальная политика правительства направлена на поддержание высокого уровня занятости (в 1996—2000 гг. безработица не превышала в среднем 2,7%) и зарплаты (в 1991—2000 гг. реальная заработная плата увеличивалась на 6,4% в год, 75% сингапурцев владеют акциями), обеспечение населения жильем (почти 95% сингапурцев имеют собственную квартиру или дом), качественное улучшение систем образования и здравоохранения. Индекс человеческого развития — 0,876.
Сингапур — крупный туристический центр.
С 1995 года Сингапур не имеет государственного внешнего долга.
2.3. Тайвань
В XVI в. этот китайский остров захватили португальцы, затем он перешел к голландцам. В конце XVII в. остров снова вошел в состав Китайской империи. В 1895 г. Япония присоединила его к себе, в 1945 г. он снова отошел Китаю. В 1949 г. после победы коммунистов на материке и образования КНР прежние гоминдановские власти Китая эмигрировали на Тайвань. Экономика Тайваня характеризуется устойчивым развитием с середины 50-х гг., когда была проведена аграрная реформа в пользу развития фермерских хозяйств и произошел переход к политике экспортной ориентации.
Тайвань, превосходит Гонконг и Сингапур и по размерам территории, и по численности населения. Несмотря на то что это независимое государство де факта, из-за непризнания острова де юре КНР и другими странами мира некоторые международные организации не дают сведений об экономическом развитии Тайваня. Тем не менее Тайвань является очень мощной экономикой региона, входит в десятку ведущих мировых экспортеров капитала, а по запасам валютных резервов (свыше 90 млрд. долл., третья позиция после Японии и Китая) Тайвань практически не имеет конкурентов. ВВП на душу населения здесь превышает 15 тыс. долл.
Для экономики Тайваня характерен крупный государственный сектор, под контролем которого находится шестая часть промышленного производства и половина товарооборота. Индустриализация в Тайване в свое время была проведена при непосредственном участии США, которые заинтересованы в противостоянии Тайбэя и Пекина. В результате американской помощи и политики государственного регулирования экономического развития уже в 1980-е гг. в экспорте Тайваня преобладала промышленная продукция (около 90%).
Структура ВВП Тайваня имеет еще более выраженную промышленную ориентацию: 3% — доля сельского хозяйства, почти 33% — промышленности и около 64% приходится на сферу услуг. Сельское хозяйство страны производит рис, цитрусовые, чай, сахар. Промышленность имеет экспортную ориентацию. Здесь производятся текстиль, одежда, электроника, пищевая продукция, химические изделия. Страна активно импортирует иностранный капитал и технологии в новые прогрессивные сектора экономики. Однако ввиду нестабильности отношений с КНР напряженность от такого противостояния ощущается во всем регионе, а самому Тайваню приходится в большей степени, чем другим странам-«драконам» заботиться о своей обороноспособности и развитии контактов с США.
Экономическая политика последнего десятилетия связана со стимулированием развития капиталоемких технических производств, переносом традиционных экспортно-ориентированных трудоемких предприятий в страны Юго-Восточной Азии и континентальный Китай.
Денежно-кредитная сфера: центральный банк — так называемый Центральный банк Китая. Финансовые институты подразделяются на две категории: денежные институты, которые создают денежные запасы, и финансовые, институты, которые их не создают. К первой категории помимо Центрального банка относятся местные банки, отделения иностранных банков, кредитные кооперативы, кредитные отделы ассоциаций фермеров. Ко второй категории относятся транспортные и инвестиционные компании, страховые компании.
В Налогово-бюджетной сфере основными источниками бюджетных поступлений являются подоходный налог на компании и физических лиц, таможенные сборы, соляной налог.
Важнейшими статьями расходов бюджета являются расходы на образование, науку и культуру (в среднем 18,5% в 90-е гг.), расходы на оборону (14% в 90-е гг.), административные расходы (12,5% в 90-е гг.). Расходы на социальные нужды в последнее десятилетие неуклонно повышались и достигли в среднем 3,5% от ВВП. Расходы бюджета в 2002 г. составили около 14% ВВП.
Входящий в четверку НИС Азии, Тайвань продемонстрировал образец эффективного использования внешнеэкономических связей. За последние 15 лет, экономика острова развивалась исключительно динамично, практически все основные показатели выросли в 10 – 15 раз. Имея один из самых высоких в мире темпов роста экономики и экспорта, Тайвань превратился в сравнительно мощное в экономическом отношении административное образование, и, вместе с другими странами НИС играет все более значительную роль в экономике Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).
С середины 50-х годов, ВВП увеличился в 14 раз, а доход на душу населения составил от 145$ в год в 1950 году, до 10570$ в год в 1993 году. В последние годы темпы прироста ВВП острова составляет от семи до восьми с лишним процентов, что в целом существенно выше аналогичных показателей ведущих промышленно-развитых государств. Важнейшими торговыми партнерами Тайваня являются США, Япония, Гонконг, ФРГ и КНР.
В структуре промышленности Тайваня выделяются микроэлектронная и компьютерная промышленность, а также нефтехимия, машиностроение и текстильная промышленность. По производству компьютеров, их блоков и некоторых видов ЭВМ, Тайвань обгоняет 3 других «азиатских драконов», уступая лишь признанным лидерам, таким как Япония, США, ФРГ, Великобритания и Франция. Микроэлектронная и компьютерная промышленности дают более половины ВВП острова.
Особенностью Тайваньской индустриализацией является поощрение развития мелкого и среднего частного предпринимательства. Их важность для экономики определяется тем, что они обеспечивают 65% стоимости экспорта и 70% занятости на острове.
Наряду с государственной политикой поощрения мелкого и среднего частного предпринимательства, в их росте и быстром развитии немаловажную роль сыграл социокультурный фактор – ориентация тайваньских деловых людей, преимущественно на фамильные ресурсы и на родственные узы в рамках клана. Претендовать на монополию при таком подходе ни один предприниматель не мог, по чисто финансовым соображениям. Это уберегло Тайвань от структурных и отраслевых кризисов.
Фамильный бизнес обеспечил высочайший уровень конкуренции внутри самого Тайваня, которая сформировала требовательный к качеству внутренний потребительский рынок; это само по себе стало важным звеном для успешного экспортного рынка; поставки на экспорт не требовали сверхусилий по подготовке персонала и освоению тонкостей маркетинга, т.к. разница в уровне между тем, что идет на экспорт и тем, что потребляет «дома», практически нет.
Как и все азиатские НИС, Тайвань ставит перед собой задачу структурной перестройки экономики, основная цель которой – приоритетное развитие наукоемких отраслей, повышение конкурентоспособности промышленности на мировом рынке.
Тайвань заслужил славу одного из пионеров внедрения земельных льгот, как формы поощрения бизнеса – создания специальных экономических зон и научно-промышленных парков (НПП). Наиболее крупный НПП в НИС Азии, находится именно на Тайване. Он был образован в 1980 году в местечке Синчжу, в 70 километрах от Тайбэя. В парке базируются:
Научно-исследовательский институт промышленной технологии.
Объединенная корпорация по разработке микроэлектронике.
Научно-исследовательский институт электроники.
На данный момент, Тайвань официально признается мировым сообществом и большинством стран мира, как одна из провинций Китайской Народной республики.
3. Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС)
В 1989 г. 18 государств образовали форум Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (АТЭС):Сингапур, Гонконг, Тайвань, США, Канада, Китай, Япония, Австралия, Новая Зеландия, республика Корея и др. Основными целями этой интегральной группировки стало упразднение торговых препятствий;
во взаимной торговле;
при движении капитала.
АТЭС не является закрытым блоком. В ноябре 1998 г. на очередной конференции в столице Малайзии Куала-Лумпуре в состав организации приняты еще три страны: Вьетнам, Перу, Россия.
АТЭС формально имеет консультативный статус, однако в рамках его рабочих органов определяются региональные правила ведения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, проводятся встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в тех или иных областях.
Перспективы развития АТЭС и интеграционных процессов в рамках этой организации на ближайшие годы рассматриваются в трех вариантах.
Первый – развитие АТЭС будет проходить по сценарию, принятому на совещании в Багоре ( 1994 г., Индонезия). В соответствии с ним будет создана зона свободной торговли и либерализация инвестиционной сферы в 2020 г. (для промышленно развитых стран – до 2010 г.). Снижение таможенных тарифов будет происходить в соответствии с соглашениями, достигнутыми в рамках ГАТТ/ВТО.
Второй, как полагают специалисты, наиболее вероятный вариант, закрепит за АТЭС роль форума для обсуждения проблем торговли в регионе. В этом случае неизбежны споры по поводу хода выполнения уже имеющихся договоренностей, что приведет к ослаблению организации. В этих условиях повысится роль других интеграционных региональных группировок.
Третий вариант не исключает возобладания протекционистских настроений в США настроений в США и ЕС, что будет препятствовать быстрой либерализации мировой торговли и может ограничить рамки интеграционных процессов в АТЭС азиатскими странами.
Быстрый устойчивый экономический рост многих стран АТР способствовал формированию общего мнения о том, что центр мирового экономического развития сдвигается в сторону бассейна Тихого океана.
Заключение
К новоиндустриальным странам (НИС) относятся Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань, за ними идут другие четыре — Таиланд, Малайзия, Индонезия, Китай.
Особенно выделяются первые четыре, которые называют «драконами».
Этим странам удалось в исторически короткие сроки преодолеть свою социально-экономическую слаборазвитость и в большей или в меньшей степени приблизиться к уровню развитых стран. Эти страны значительно отличаются друг от друга и по численности, и по структуре занятого населения, и по темпам развития и т.д. Население Тайваня, например, более чем в два раза меньше, чем Ю. Кореи, а Сингапура — в 2 раза, чем Гонконга. Сингапур уделяет большое внимание созданию привлекательного пакета условий для международных компаний. Ю. Корея, напротив, всеми силами старается держать иностранцев подальше от своей экономики, подкармливая субсидиями свои домашние компании.
Шестимиллионный Гонконг в 90-е гг. занял десятую строчку в списке крупнейших экспортеров мира, и хотя львиная доля принадлежит реэкспорту, это не меняет сути. Кроме Гонконга, из числа азиатских стран в десятке — лишь Япония. Что же лежит в основе этого феномена?
Один из самых крупных бизнесменов этого региона дает простое объяснение: мы экономические звери, пожалуй, самые жадные на земле и самое главное — дать человеку стимул работать.
Появление НИС представляет собой результат взаимодействия ряда факторов.
Если иметь в виду экономический фактор, то это прежде всего приверженность этих стран к рынку и частной собственности. Им удалось заменить обращенную на решение внутренних проблем стратегию импортзамещения ориентированной на внешний мир стратегией поощрения экспорта.
В основе лежала форсированная индустриализация, начинавшаяся с перевода на машинную базу легкой промышленности, которая ориентировалась на производство потребительских товаров кратковременного пользования для внутреннего рынка.
Спустя некоторое время национальные промышленные структуры, наталкиваясь на проблему реализации на узких местных рынках, вынужденно переориентировались на внешние рынки.
Экспорт этих стран вдвое превышает экспорт Латинской Америки, хотя население последней в шесть раз больше. Во всех этих странах сохранилось сильное государство, роль которого велика не только в социальной сфере, но и в стимулировании экспорта. Удачная налоговая политика, способствовавшая росту инвестиций, а также отсутствие высоких финансовых барьеров для капиталовложений, как своих, так и зарубежных инвесторов. Большую роль в этом сыграли дешевизна рабочей силы и специфика воспроизводства капитала в регионе, активное участие местного китайского населения (китайской общины) в национальной экономике этих стран. Отличительной особенностью зарубежных китайских общин стало выдвижение китайского капитала в качестве постоянного элемента социально-экономической структуры стран Юго-Восточной Азии.
Решающее же значение в условиях нового этапа НТР, в условиях начавшейся в 90-е гг. структурной перестройки мирового хозяйства приобретает вопрос научно-технического потенциала, тенденция к интенсификации развития, саморазвитию на основе накопленного промышленного и научного потенциала. Интенсификация нивелирует различия между странами по территориальному и ресурсному критериям, отдавая приоритет научно-техническому фактору.
Пример названных стран говорит о развивающемся процессе региональной интеграции, что свидетельствует о новом качестве мирового хозяйства, когда возникает объективная необходимость сращивания экономических, научно-технических потенциалов, интеллектуальной мысли развитых стран для технологического прорыва.
Овладение высшими достижениями НТП дает странам более благоприятные шансы в конкурентной борьбе, которая переходит теперь в новые плоскости интеллектуальной соревновательное.
Новые индустриальные страны взялись за разработку альтернативных производств, ориентированных на экспорт. Появились электронная, пищевая, автомобильная и другие виды промышленности, развивая которые странам удалось довольно быстро, менее чем за десятилетие, потеснить позиции крупнейших капиталистических государств, являющихся производителями аналогичной промышленной продукции.
Из огромного числа новых технологий в НИС особенное внимание уделяется индустрии информатики. В начале 80-х гг. в четырех странах этого региона она практически не существовала, а уже в 1988 г. производство ЭВМ и их блоков в этих странах составило 7% мировой продукции данного сектора.
В середине 80-х гг. лидировал Тайвань. Многие сотни мелких и средних фирм, образующих индустрию информатики острова, очень быстро осваивают выпуск моделей микроЭВМ, совместимых с последними, лучшими изделиями американских фирм, но при этом фирмы Тайваня продают микроЭВМ по очень низкой цене.
В результате разных научно-технических возможностей в новой индустриальной зоне Азии наметилась дифференциация. Южная Корея и Тайвань сохраняют верность примату материального производства и, находясь на этом пути, близки к тому, чтобы вступить в ряды мирового технологического авангарда. Сингапур же, обладающий значительно более скромным научно-техническим потенциалом, предпочел уйти в непроизводственную сферу, о чем свидетельствует его усиливающаяся в последние годы специализация в качестве нового финансового центра региона.
В процессе изучения этих вопросов важное значение имеет применительно к данному региону и политический аспект. Форсированная капиталистическая модернизация в этих странах начиналась после того, как к власти приходил авторитарный режим и активно разворачивалась политика государственного капитализма, добиваясь максимального эффекта. КНР, Тайвань, Южная Корея и др. шли к эффективной экономике через авторитаризм, в отличие от Японии, достигнувшей преуспевания на пути развития демократии.
Опыт НИС свидетельствует, что именно авторитарные режимы успешнее всего решают здесь вопросы экономической стабилизации и национального развития. Все без исключения новые индустриальные страны (Республика Корея, Тайвань и Сингапур), а также постепенно приближающиеся к ним по уровню экономического развития Малайзия, Таиланд и Индонезия эволюлионизировали по сходной, почти универсальной схеме.
Во всех них были разгромлены и запрещены коммунистические партии и другие леворадикальные движения и организации. Эти запреты были связаны с тем, что наличие широких маргинальных слоев создает благоприятную почву для распространения популистских и уравнительных идей. А они могут оказаться губительными для нарождающихся рыночных отношений, в результате которых должен появиться класс собственников.
Политическая стабильность и отсутствие стачек и забастовок повышают привлекательность этих государств в глазах иностранных инвесторов. По этим же причинам заметно ограничивается деятельность политических партий и даже парламентской оппозиции. Например, в процветающем Сингапуре долгие годы в парламенте был только один оппозиционный депутат. Однако недостаток политических свобод компенсируется предоставляемой населению возможностью проявить себя в сфере бизнеса -участия в крупных и мелких компаниях до уличной торговли. А управление экономикой и выработка концепции реформ поручаются профессионалам-технократам, многие из которых имеют зарубежное образование.
Азиатская модель развития имеет и многочисленные побочные эффекты.
Во-первых, она приводит к возникновению кланово-олигархического капитализма, который крайне неэффективен в современных условиях, когда требуется принимать быстрые и независящие от кумовских уз решения.
Во-вторых, экспортная ориентация экономики может завести в тупик при отсутствии спроса на внешнем рынке и узости внутреннего рынка, при массовом заимствовании иностранного капитала без должной отдачи. Национальная экономическая, да и политическая стабильность в таком случае становится слишком зависимой от действия внешних факторов. Скорее всего, азиатская модель развития эффективна только для ограниченного числа стран, которые уже осуществили на ее базе восхождение с низшей на высшую стадию развития. Массовое внедрение этой модели уже не сможет принести желаемых результатов.
Азиатская модель оказалась неспособна адекватно реагировать на валютно-финансовые кризисы, которые она же сама и спровоцировала.
Полезными уроками азиатской модели являются: четкая стратегия поведения государства, курс на экономический рост и увеличение благосостояния граждан за счет увеличения ВВП на душу населения, поэтапное развитие отраслей промышленности, трудолюбие и настойчивость в получении позитивных результатов. В самом деле, настоящим чудом является то, как за каких-нибудь пятьдесят лет (всего за два поколения) страны-«драконы» превратились из отсталых аграрных экономик в одних из лидеров мирового научно-техническсого прогресса. Высокий уровень образова- тельных стандартов и государственная поддержка образования, науки и техники тоже может послужить неплохим примером.
Для России опыт НИС Юго-Восточной Азии может послужить хорошим уроком того, как можно в кратчайшие сроки построить развитую экономику практически не располагая в начале пути никакими существенными ресурсами, но имея четкую и последовательную стратегию движения вперед.
Литература
Страны и регионы мира 2003: Экономико-политический справочник/ под ред. А.С. Булатова. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.
Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебник. – М.: Юристь, 2002.
Погорлецкий А.И., Шеров –Игнатьев В.Г., Цыцарева А.Ю. Мировая экономика: Учеб. Пособие/под ред. С.Ф. Сутырина.-СПб.:Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 2003.
П.В. Сергеев.«Мировая экономика. Вопросы и ответы» Москва, Юриспруденция, 1999
Татарников Е.А., Максимчук Л.В. Шпаргалка по мировой экономике. –М. : Аллель, 2007.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Сингапурhttp://ru.wikipedia.org/wiki/Тайвань

Приложенные файлы

  • docx 22358311
    Размер файла: 59 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий