Не-сколько раз Нина заставала его за игрой в карты. Я, ненавидев-ший их, не меньше, чем вино и курение, не на шутку встревожил-ся. Больше всего проблем было у Ромочки.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Майер Р.А. Судьба российского немца


442

Глава 24.
Проректорство
(1963
-
64)


первой половине шестидесятых
годов
проводим
ая
Хр
у-
щевым социальн
ая
политик
а
, не подкрепляемая надл
е-
жащим ростом экономики
,
стала давать сбои.
Р
егулярное

среднем на 6%)
повышение зарплаты
, прекр
ащение выпуска об
я-
зательных облигаций госзаймов
, отмена всех видов платы за
обучение
и
увеличение размеров пенсий,
позволившие
сущес
т-
венно повы
сить
уров
ень

потребл
е
ния
населением
основных пр
о-
довольственных товаров, требовало
не только
денег
, но
и увел
и-
чени
я производс
т
ва сельскохозяйственн
ой
продук
ции
.
Огромных
денег требовало и бурное строительство жилья, позволившее п
е-
реселить из б
а
раков и коммуналок четверть населения страны.
А
их не было
.

П
роводимая экономическая пол
и
тика, прежде всего в
сельском хозяйст
ве
,
вела к катас
т
рофическому снижению темпов
экономического роста.
И тогда
,
чтобы выйти из надвигающегося
продовольстве
н
ного кризиса
,
было решено начать закупку амер
и-
канского зерна. Эта, как думал
и

тогда
, временная мера стала на
долгие десятилетия органиче
ской частью государстве
н
ной пол
и-
тики СССР. В результате обог
а
щались фе
р
меры США, в то время
как
собственны
е
крестьян
е, пытавшиеся расширять свои подсо
б-
ные хозяйства,
подвергались г
о
нениям.

В начале 60
-
х годов, когда
в торговле возникли перебои с м
я-
сом, мол
оком, маслом и хлебом, явс
т
венно обозначилась попытка

правительства поправить дела в экономике за счет трудящихся.
Почти на треть были снижены тарифные расценки на производс
т-
ве, а розничные цены
н
а продовольствие с мая 1962 года в сре
д-
нем
на столько же
пов
ышены
.

Оправдывая такие меры
,
официальн
ая
партийная
пресса
п
и-
сал
а
:
«Если в капиталистических условиях каждая трудовая с
е-
мья вынуждена большую часть своих доходов тратить на
оплату
квартир
ы
, медицинское обслуживание и обучение детей
и
откл
а-
дывать сбережения
на черный день, то наша советская с
е
мья
большую часть своих доходов употребляет на то, чтобы лучше
питаться

и одеваться.

Это, естественно,

порождает, выс
о
кий
спрос на такие продукты питания, как мясо, ко
л
басные изделия,
сливочное масло»
.
Очевидно, отсюда
читатели должны были
сделать вывод

раз

продуктов
не хватает на всех, то цены надо
пов
ы
шать.

Лично мне повышение цен казалось вполне оправда
н
ным, так
как
вело хотя бы к временному появлению масла, мяса, колбас
ы

В

Часть
IV
.
Превратности с
вободы


443

на прилавках продовольственных магазинов
.
Ин
ым оказалось п
о-
ложение рабочих
особенно
со сдельной оплатой труда, для кот
о-
рых повышение цен совпало со снижением тари
ф
ных расценок
и
отказ
ом
от обещанной отмены подоходного налога
.

В Москве, Л
е-
нинграде, ряде других городов произошли стихийные выступл
е-
ния
рабочих.
Особ
енно
острый характер это неудовольствие пр
и-
няло в Новочеркасске, где для восстановления порядка были и
с-
пользованы войска, применившие оружие, что привело к деся
т
кам
жертв среди маниф
е
стантов.

По разговорам, по интонации чувствовал, что
наши
ин
ститу
т-
ские коммунисты

и,
прежде всего преподаватели общественных
дисциплин даже радовались трудностям, с которыми столкн
у
лась
страна, ибо это в какой
-
то мере оправдывало их негативное о
т-
ношение к Н.С. Хрущеву, вызванное совсем другими пр
и
чинами.

После неур
ожая 1963 года стало
очевидн
ым
, что
вывести стр
а
ну
из этого экономического тупика Хрущеву не
удастся
и мне было
его жаль
.


У меня к этому времени то же появилось много новых пр
о-
блем.

В 1963 году настала Наташина очередь идти в школу. В н
о-
ябре ей должно был
о исполниться семь лет. Она уже читала,
пра
в
да, по складам, считала до ста, и мы решили, что первого
сентября отведём её в школу. Валера
кончал 7
-
ой класс
,
и хотя
не
имел двоек, а по мат
е
матике получал в основном пятёрки,
учился в

полсилы. Много времени пр
оводил с товарищами. Н
е-
сколько раз Нина заставала его за игрой в карты. Я, ненавиде
в-
ший
их
, не меньше, чем вино и курение, не на шутку встревожи
л-
ся. Больше всего проблем было у Ромочки
. Учился он в 3
-
м кла
с-
се. Из
-
за болезней пропускал много занятий. Навёрс
тывать уп
у-
щенное было трудно. Малейшее усилие с его стороны, вызывало
у него головную боль. Его учительница, Мария Филипповна, у к
о-
торой в своё время учился и Валера, была очень терпелива и
снисходительна. В этих условиях вся ответственность за его у
с-
пехи
лож
и
лась на меня.

У меня
же,
как всегда не хватало времени.
По
едкому зам
е-
чанию Нины я вспоминал о детях только тогда, когда, кто ни будь
из них заболевал, или когда им угрожала опасность. Это было к
о-
нечно преувеличением, но в основе своей Нина была права,

я
мало внимания уделял школьным проблемам
детей, их образ
о-
ванию
.

Н
а первом плане у меня
всегда стояло
их здоровье.
К
о
гда
кто ни

будь из них
б
ол
ел,
я ни о чем другом думать не мог. А б
о-
лели они в те годы почти постоянно.
Сначала, в период Нининой
Майер Р.А. Судьба российского немца


444

ссылки,
м
еня
очень беспокоил
и немотивированные

скачки
Вал
е-
рин
ой

температуры, достигавш
ей
запредельные значения. Не н
а-
ходя никаких стандартных, вроде ангины,
причин и, не будучи в
состоянии сбить температуру,

врачи
клали
их
в больницу на о
б-
следование и лечение. В те
тревожные дни ко мне шли тел
е-
граммы полные отчаяния и тоски, а я метался по зоне
,
л
и
шенный
возможности хоть чем
-
то
им
помоч
ь
.

П
отом
уже в Енисейске
т
я-
желейшая, на грани жизни и смерти болезнь Ромочки.
Трудно п
е-
редать, сколько душевных мук она доставила на
м с Ниной.
Нак
о-
нец
, когда он немного окреп, и можно было всерьез заняться во
с-
питанием детей, захандрила
Наташа.
В отличие от Ромочки она
примерно до шести лет росла крепкой, здоровой девочкой. Одн
а-
ко потом её стал
а
мучить ангин
а
. Несколько раз в тяжёлом с
о-
стоянии
её
увозили в инфекционную больницу с подозрением на
дифтерию. В эти страшные для меня дни я ночи напролет прос
и-
живал на крыльце Енисейской инфекционной больницы, не по
д-
даваясь на уговоры врачей идти д
о
мой.

Как ни странно, н
есмотря на постоянные бол
езни детей,

я
не
предпринимал никаких мер к их закаливанию, физическому ра
з-
витию.

Отчасти это могло быть вызвано моим общим негативным
отношением к спорту и физической силе
,
как основе взаимоотн
о-
шений между людьми
.

Д
аже не задумываясь об этом,
прежде
всег
о,

заботился о
д
у-
шевн
ом
поко
е
и нравственност
и
своих детей
. Остро переживал их
неудачи, обиды, дурные поступки. Всегда был готов не только
придти им на помощь, но и объяснить, в чем они не правы. По с
е-
бе знал, как важно чувствовать, что ты
нужен,
и любим,
особенно
в детском возрасте, пока душа не зачерствела. Никогда не согл
а-
ша
л
ся с родителями, считающими, что любовь надо скрывать от
ребенка. Был уверен, что никакие игрушки, костюмчики, лакомс
т-
ва не могут и не должны заменять детям уверенности, что они
нужн
ы и безгранично любимы родит
е
лями.

Сказанное ни в коей мере не следует рассматривать как н
е-
кое наставление. Более того, я даже не берусь отстаивать
свою

правоту. Я просто так чувствовал себя в своих детях.

Мое восп
и-
тательное воздействие было однобоким. Сво
дилось оно прежде
всего к тому
, чтобы разбудить в детях любовь к природе, л
ю
дям,
воспитать умение сострадать. По вечерам, придя от студе
н
тов, я
читал им небольшие рассказы, повести, сказки.
Чаще других ска
з-
ки Андерсена,
романтические сказки Оскар Уайльда и
«Маленьк
о-
Часть
IV
.
Превратности с
вободы


445

го принца» Сент
-
Экзюпери. Читал и радовался, когда мои м
а-
ленькие слушатели начинали пл
а
кать.

Нина сердилась:

-

Что ты делаешь! Воспитываешь каких
-
то неврастеников.
Тем более Р
о
мочку. У него и без этого часто болит голова.

-

Но ведь меня тоже во
спитывали на сказках, балладах, ст
и-
хах и не сделали неврастеником,

оправдывался я,

к тому же я
много рассказ
ы
ваю им о природе, показываю физические опыты.

-

Но этого детям мало,

не соглашалась Нина,

их надо пр
и-
учать к систематической работе, учить
не только слушать и соп
е-
реживать, но и самим читать, самостоятельно вникая в прочита
н-
ное. Надо, в конце концов, учить их
конкретным предметам, ос
о-
бенно Валерика.


Я понимал, что Нина права, но это требовало от меня допо
л-
нительных усилий и времени, которого
у меня было в обрез. Нина
вновь не с
о
глашалась:

-

Со студентами ты готов сидеть день и ночь, а собственные
дети обделены твоим вниманием. Конечно, как могу, я помогаю
им, но ведь у тебя получится лучше и, следовательно, пользы б
у-
дет бол
ь
ше.

Нина,

безуслов
но,
была права
.

В моём общении с детьми
ш
кольные дела
,
как правило
,
уходили на второй план.
Был ув
е-
рен, что

дать им конкретные знания
я всегда успею.
Важнее для
меня было в
оспитать
у них
интерес
и любовь
к окружающей их
живой и неживой природе
, здоровую
лю
бознательность
,

научить
вкладывать в окружающие их предметы свои чувства, чтобы в
любой потрепанной
игрушке они видели живое существо, спосо
б-
ное чувствовать боль и стр
а
дать.


После
того как несколько успокоилось Наташино горло на
первый план опять вышло зд
оровье Ром
очки
.

Он по
-
прежнему
был очень худ, частенько температурил, кашлял. Врачи постав
и-
ли д
и
агноз бронхоаденит и требовали усиленного питания.
В этом
отношении мы делали всё, что могли
, старались удовлетворить
любое его желание. В те годы в Енисейске п
оявились в продаже
китайские яблоки. Уложенные в рисовую стружку они долго хр
а-
нились и были приятны на вкус и вид. Мы брали пару ящиков на
зиму. Хранили их в вырытом мною п
о
гребе.

В третьем классе
врач
, лечившая Рому,
стала усиленно р
е-
комендовать направит
ь его на учебу в «лесную школу
»
, распол
о-
же
н
ную, как она говорила, в великолепном сосновом бору где
-
то в
районе
поселка

«
Заозерн
ый»
. Нина, склонная к радикальным р
е-
Майер Р.А. Судьба российского немца


446

шениям, и верящая врачам
,
была за
направление
Р
омы в «ле
с-
ную школу
»
. Я, всегда склонявшийся к
осторожным шагам,
боя
в-
шийся тра
в
мировать душу ребенка
и не доверявший врачам
,
был
против. Особенно беспокоило
меня
, то, что его там будут об
и-
жать
,
и он будет чувс
т
вовать себя одиноким и беззащитным. Нина
настаивала на своём, и я
скрепя сердце
согласи
л
ся.

Е
дем автобус
ом
. С обеих сторон дороги сосны
,
прогалины,
поросшие осинками

низины. В глазах рябит от мелькающего в
просветах
леса
солнца.

Ромочка
, обычно с удовольствием с
о-
вершающий автомобильные поездки, на этот раз испуганно мо
л-
чит.
Остановка. Поблизости
ни одной постройки. Только столб
,
с
прибитой к нему табличкой. На табличке название остановки и
стрелка, указывающая в небо, под которой чернильным каранд
а-
шом
на
писано «Ле
с
ная школа, 2 км». От столба дорога, ведущая
в глубину леса. Р
е
шил, что именно она ве
дет к школе. Рома
жмется ко мне. Перспектива остаться в этом лесу, остаться одн
о-
му среди чужих людей его очень пугает. Мне кажется, я хорошо
его понимаю, и сердце моё сжимается в тоске. Все два киломе
т-
ра, отд
е
ляющие школу от остановки
,
он идет, крепко держ
а меня
за р
у
ку.

Наконец лес
расступился,
и открылась
картина,
от вида кот
о-
рой сжалось сердце. Голый холм. Огороженная высоким забором
территория школы. Барачного типа постройки. Вахта. На террит
о-
рии школы ни одного деревца. Всё
страшно напоминает
мне

моё
лаге
р
ное прошлое. Только нет вышек и колючей проволоки, хотя,
как я заметил, один из проломов в заборе заплетен ею. Закрад
ы-
вается подозрение: не были ли все эти постройки в прошлом л
а-
герным пунктом. Первое желание, прижав Ромочку к груди, н
е-
медленно ве
р
нут
ься в Енисейск.

И вс
ё
же
я
вхожу. Миловидная блондинка, оказавшаяся
д
е-
журной воспитательницей
, приглашает

в корпус.
Представи
в-
шись, п
редъявляю
Ромину путевку
.
Открыв толстый журнал,
блондинка начинает заносить в него какие то данные.
Мимо с г
и-
каньем пр
о
нос
ится толпа мальчишек. Все стрижены под нуль. На
бегу то
л
кают Рому
, норовят ущипнуть
. Он
в страхе
жмется ко мне.
Воспитател
ь
ница
то ли не замечает, то ли не обращает внимания
на такие пустяки. А мне больно, но я то же молчу.
Начинаются в
о-
просы о родителях.
Узнав, что я работаю в Енисейском пединст
и-
туте, радостно сообщает, что у нас училась её младшая сестра.
Спрашиваю,
не лагерные ли это постройки, и почему лес так д
а-
леко, а на территории школы нет ни деревьев, ни цв
е
тов.

Часть
IV
.
Превратности с
вободы


447

Поняв, что
их
школа мне совсем не нр
ави
тся
,

блондинка
уг
о-
варива
ет
:

-
Посмотрите, какой
вокруг лес, столетние сосн
ы
, а какой во
з-
дух.
Он весь напоен хвоей и смолой, вы чу
в
ствуете?

Я ничего
особого
не чувствовал,
но

про
молчал.

-

А то, что лес далеко от школы, так это требование пожа
р-
ных,
на слу
чай лесного пожара
,

продолжала воспитательница
.



А воздух, во
з
дух.

Она еще долго распространя
лась

о красотах и целебных
свойствах эт
их
мест, о высокой квалификации медперсонала,
п
о-
каз
ывала

вполне приличные
спальные комнаты
и столовую. На
вопрос, почему
во дворе нет ни одной клумбы с цветами, бесхи
т-
ростно ответ
и
ла:


-
Мы пробовали, но здесь же одни мальчики, не заводить же
надзирателей.

Мне всё стало ясно
.
Грустные мысли навевало все, о чём она
говорила
,
и что
я видел
.

Прежде чем принять окончательное ре
шение, решил съе
з-
дить в Заозерный, и обсудить этот вопрос с одной из моих
неда
в-
них
выпускниц

Ниной Куликовой. С трудом уговорив Ромочку
остаться
с
в
оспитательницей, и пообещав к
вечер
у вернуться
, о
т-
правился к Нине. К сожалению
,
она мало что знала об этой
шк
о-
ле, но, побегав по соседям, сообщила, что отзывы в основном п
о-
ложительные. В смятении вернулся я к школе. Обошел её вокруг
и остановился ок
о
ло пролома, заделанного колючей проволокой.
В середине двора стоял Ромочка, держа своими худыми ручками
почему
-
т
о расстегнутые штанишки. Вокруг него, улюлюкая, кр
у-
жились мальчишки, показывая на него пальцами. Его лицо несч
а-
стное и затравленное было мо
к
рым от слез.

Не трудно представить какие чувства испытал я в этот м
о-
мент, и какие желания проснулись во мне. Но я их
поборол, и н
и-
чего не объясняя, забрал Ромочку. В Енисейск
мы с ним
ве
р
нулся
к ночи.

Нина не удивилась и только прогов
о
рила:

-
Я так и знала! И к чему
тогда было ездить?

-
Как ты не понимаешь, я хотел убедиться в справедливости
своих опасений.

-
Ну, и убе
дился?

-
Убедился!
Оставить его там
было бы предательством

с м
о-
ей стороны
.

Майер Р.А. Судьба российского немца


448

В этот вечер Ромочка долго не мог уснуть, а
,
уснув, то и дело
пр
о
сыпался с плачем. Больше таких попыток мы уже не делали
,
и
ни в какие лесные школы или пионерские лагеря
Ромочку
не
н
а-
правляли
. Решили, что пока будут позволять средства
,
будем на
все лето вывозить детей на юг
,
к
мор
ю
.
В дальнейшем это реш
е-
ние стало обр
а
зом нашей жизни.
Напрягаясь из последних сил
, а
точнее средств, мы практически ежегодно ездили на юг. Ездили
поездом,
п
лацкартны
м вагоном,

жили в палатках, еду готовили
сами, с
а
мую простую и все деньги старались тратить на фрукты.
Ч
тобы не вл
е
з
а
ть в долги,
дома в Енисейске
,
вели более чем
скромный образ жизни. Экономили
,
прежде всего
, на вещах и
оде
ж
де.
Стол, стулья, дива
н
-
кровать и детские кровати, книжные
шкафы


вся наша м
е
бель
.
На кухне открытая плита, требующая
много дров и погреб, который я вырыл достаточно просторным и
глубоким.
Дет
скую одежду, вполне приличную,
из которой
выра
с-
тали
их дети,
присылал
и
Ляля и Эрночка
. Не было у нас в доме
никаких дорогих вещей, тем более
,
золотых. Ни сережек, ни бус
,
ни
даже обручальных коле
ц
.

Единственная ценность


книги, на
которые я не жалел денег
, но которые в те годы было трудно до
с-
тать. Когда в Енисейске появилось телевидение,
отказавшись от
поездки на юг, купили телевизор «Изумруд», а в 1972 году

х
о-
лодильник «Юрюзань», который и теперь еще ст
о
ит у нас на даче.

Несмотря на наши поездки на юг в
последние годы заметно
ухудшилось Нинино здоровье.
Её все чаще
, особенно зимой и
вес
ной
стали беспокоить головные боли. Сначала мы считали,
что они я
в
ляются следствием всего, что ей пришлось пережить в
лагере и ссылке, и надеялись, что со временем боли пройдут с
а-
ми собой. Но они не проходили. Врачи, к которым мы обращ
а-
лись, считали их сле
дствием сильной неврастении, развившейся
на основе базедовой болезни, и выписывали соответствующие
лекарства. Однако заме
т
ного эффекта это не давало. Я засел за
медицинские книги и журналы, выискивая всё, что могло указать
на причины Нининого состояния, и
всё больше убеждался, что
базедовой болезни у неё нет.
В конце концов, с этим соглас
и
лись
и лечащие врачи.

Иногда, чаще летом, приступов у Нины не было месяцами, и
тогда я начинал надеяться, что они вообще прекратились, однако
п
о
том, на протяжении месяца
их могло быть несколько.
По совету
лечащего врача Нина дважды
побывала в Белокурихе, где
были
известные по всей Сибири радоновые источники.
Но они не п
о-
могли
.

Нинино
здоровье продолжало ухудшаться. Теперь к кор
о-
Часть
IV
.
Превратности с
вободы


449

бочке с лекарствами от головной боли добавила
сь коробка с л
е-
карствами для сердца.
Врач
выписывала всё более дефицитные
лекарства, которых в обычных аптеках не было. Доставали их л
и-
бо через приятельницу Зинаиды Васильевны, курировавшую в
крайкоме партии медицинские заведения, либо через Игорька, к
о-
тор
ый, как участник Великой Отечественной войны имел допо
л-
нительные возможности. Чаще же всего он доставал их на чё
р-
ном рынке Ро
с
това.

По состоянию здоровья Нине часто приходилось бывать на
медицинских комиссиях. Боясь, что её могут заподозрить в пр
и-
творстве,
старалась рассказать как можно больше о своих б
о
лях.
Её речь при этом становилась торопливой, сбивчивой. Члены к
о-
миссии прерывали её, требуя коротких и чётких ответов. Она
нер
в
ничала и была такой несчастной. Я сочувствовал ей, жалел и
уговаривал бросить р
аботу, но она не соглаш
а
лась.


Что бы упростить объяснение с врачами завёл специальную
тетрадь, в которой ежедневно отмечал объективные и субъекти
в-
ные признаки её болезни: температуру, давление, пульс, наличие
или отсутствие головной боли, болей в сердце,
н
а
строение. С
этой тетрадкой Нина ходила к врачам и на комиссии, и ей теперь
не требовалось по много раз
рассказывать
одно и то же. Всё это
не могло не повлиять на моё к ней отношение. Из любимой и ж
е-
ланной же
н
щины она постепенно превращалась в мою пациент
ку.
Я пост
о
янно был занят мыслями о её здоровье. Она по
-
прежнему
была бесконечно дорога мне и любима, но теперь эта любовь в
большей степени была замешана на жалости и сострадании. Н
и-
чего хорош
е
го это не предвещало.

Не надо думать, что Нина из
-
за своей бо
лезни была всегда в
плохом настроении. Когда очередной приступ ее отпускал, она
вновь была жизнерадостна и весела, готова к шуткам и розыгр
ы-
шам.

Шестьдесят четвёртый год был для нашей семьи

полон соб
ы-
тий. В конце учебного года в Енисейск приезжали Эрночка
и Петя.
Они любовались нашей природой, церквями, монастырём, Енис
е-
ем. Ходили вместе с нами в лес. Эрночка подолгу беседовала с
Ниной, Ольгой Федотовной, ребятишками. Петя
-
в основном со
мной. Тема обычная: судьба советских немцев. От него я узнал,
что мно
гие из них, особенно коммунисты с довоенным стажем,
пишут коллективные письма в ЦК КПСС и Правительство с треб
о-
ванием восстановить республику немцев Пово
л
жья.

Майер Р.А. Судьба российского немца


450

Я весьма скептически отнёсся к этой идее, так как был ув
е-
рен, что органы власти не допустят восс
тановления республики.
Кроме того, я считал, что и сами советские немцы, во всяком сл
у-
чае, большинство из них, и особенно молодёжь, за прошедшие
двадцать с лишним лет успели обжиться на новых местах и вряд
ли
одобрят
тако
е
возвращени
е
. Ведь должны же они п
онимать,
что их дома на Нижней Волге заняты другими людьми, сады в
ы-
рублены, скот забит. И что ждёт их там, если они ве
р
нутся?

Петя не соглашался, утверждая, что подавляющее больши
н-
ство высланных немцев во сне и наяву мечтают о своей «малой
родине», о крас
авице Волге, бескрайних просторах приволжских
степей, яблоневых садах, золотистой колосящейся пшенице, ту
ч-
ных стадах. Если бы им разрешили вернуться, утверждал Петя,
они бы безболезненно включились в жизнь Поволжья.

Из уважения к Пете я не вступал с ним в
спор, но возражений
у меня было много. Конечно, обошлись с советскими немцами
слишком жестоко: оклеветали, выселили, отобрали всё, что они
нажили упорным личным трудом, трудом нескольких поколений,
бесчисле
н
ными жертвами своих соотечественников. Отобрали,
не
компенс
и
ровав, хотя бы частично, потери. Обещанной помощи на
новых ме
с
тах не оказали. Но ведь тогда шла война с Германией,
с немцами, хотя и с другими, но всё же с немцами. Война не на
жизнь, а на смерть и была опасность, что враг, прорвавшись к
Волге,
найдёт поддержку в немецких д
е
ревнях и сёлах Поволжья.

Конечно
,
жаль, что тогда, в начале войны, им не поверили. Не
поверили своим, советским немцам, поддержавшим советскую
власть в годы гражданской войны и коллективизации, создавшим
первые в России комм
уны и колхозы. Ещё хуже, что их оклевет
а-
ли, выдав опасения за свершившийся факт, а теперь, через дв
а-
дцать лет после окончания войны, не разрешают вернуться в
родные ме
с
та к могилам своих предков.

Но следует ли отсюда, что нужно восстанавливать республ
и-
ку? Что собственно имели колонисты
,
и что получат от неё в сл
у-
чае восстановления? Национальную замкнутость, отключённость
от происходящих в мире культурных процессов, трудности в п
о-
лучении высшего образования. Ведь во всей республике было
всего три вуза, в
которых преподавание велось на немецком яз
ы-
ке. Как мне казалось, гораздо лучше жили в России те немцы, к
о-
торым удалось устроиться среди русского населения за предел
а-
ми респу
б
лики.

Часть
IV
.
Превратности с
вободы


451

Петя, возражал, считая, что республика нужна для того, что
бы советские не
мцы могли сохранить свой язык и свою культуру.
Мне Петины планы возрождения немецкой культуры в сёлах и
деревнях Нижней Волги казались наивными. Всё, что я в своё
время наблюдал, и о чём прочёл в книгах, говорило о неизбежн
о-
сти её вырожд
е
ния.

Спор этот бы
л

бесперспективным. Петя любил сельскую
жизнь, крестьянский труд, обычаи, нравы, язык, культуру, сл
о-
живш
иеся
в немецких
деревнях
. Я же любил город, горо
д
скую
жизнь, нравы и обычаи своей семьи, которые всегда так раздр
а-
жали Петю, и это откладывало свой отпе
чаток на
моё
отнош
е
ние
к проблеме ро
с
сийских немцев.

Уже после отъезда Пети и Эрночки, ко мне обратилась одна
из наших преподавательниц немецкого языка, этническая немка,
Тереза Христиановна Хромова с просьбой подписать адресова
н-
ное в ЦК КПСС письмо, в ко
тором от имени немцев Енисейского
района и города Енисейска выдвигалось требование восстан
о-
вить республику немцев Поволжья. Тон письма был резким и к
а-
тегоричным, арг
у
ментация ограничивалась ссылкой на то, что
республика была создана Указом, подписанным В.И
. Лениным.
Помимо подписи Хромовой, в письме было ещё три подписи с
о-
вершенно незнакомых мне людей. Прочтя на моём лице сомн
е-
ние, Хромова спросила:

-
Вы что же, не хотите жить в республике немцев Поволжья?

-
Нет, не хочу! Что я там буду делать? Крестьянство
вать? Но
я в этом н
и
чего не понимаю, и добиться ничего не смогу.

-
Но ведь другие хотят!

настаивала она.

-
Вот другие, кто этого хочет, пусть и подписывают. Кроме т
о-
го, что там будут делать мои дети?

Тереза Христиановна
,
наверное
,
сильно обиделась на ме
ня,
а я снова и снова мысленно возвращался к этой проблеме. Пр
и-
влечь к обсуждению Нину я не мог. Юра же полностью разделял
мои взгл
я
ды, хотя вернуть родительский дом в Камышине был бы
не

против.

В одну из наших встреч в Красноярске Юра рассказал, что
его,
под расписку о неразглашении, ознакомили с содержанием
Указа Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1964
года о внесении изменений в Указ 1941 года
«
О переселении
немцев, про
живающих в районах Поволжья»
. Насколько помнил
Юра, в констатирующей част
и Указа говорилось о том, что в
ы-
двинутые в сорок первом году обвинение в адрес советских не
м-
Майер Р.А. Судьба российского немца


452

цев не имели под собой оснований и явились проявлением пр
о-
извола в условиях культа личности Сталина, что немецкое нас
е-
ление все эти годы добросовестно трудилось на
предпр
и
ятиях, в
совхозах, колхозах, в учреждениях; активно участвовало в общ
е-
ственной и политической жизни. Более отчётливо запомнил он
постановляющую часть Указа и даже пытался з
а
писать её.

1.

Указ Президиума ВС СССР «О переселении немцев, пр
о-
живающих в
районах Поволжья», в части, содержащей огульные
обвинения в отношении немецкого населения, проживающего в
районах Поволжья, отм
е
нить.

2.

Учитывая, что немецкое население укоренилось по новому
месту жительства
,
на территории республик, краёв и областей
стр
аны, а районы его прежнего места жительства заселены, в ц
е-
лях дальнейшего развития районов с немецким населением, п
о-
ручить Советам Министров союзных республик и впредь оказ
ы-
вать п
о
мощь и содействие немецкому населению, проживающему
на территории республик,
в хозяйственном и культурном стро
и-
тельстве с учётом его национальных особенностей и интер
е
сов.

Ожидаемой всеми российскими немцами отмены Указа от 13
декабря 1955 года, в котором говорилось «что снятие с немцев
ограничения по спецпоселению не влечёт за со
бой возвр
а
щения
их имущества, конфискованного при выселении, и, что они не
имеют права возвращаться в места, откуда они были высланы»,
не пр
о
изошло.

Последнее

обстоятельство особенно злило Юру, так как л
и-
шало его надежд на возвращение дома в Камышине. Мен
я же
Указ 1955 года не касался, так как теоретически я мог ехать и
прописаться даже в Саратове. Однако отношение к гражданам
немецкой национальности оскорбляло. Возмущала и политика
замалчивания всего, что связано с их проживанием в России. Д
а-
же в Советско
й Энциклопедии, изданной в 1957 году, советским
немцам и АССР

НП не было посвящено ни одной строчки. В о
т-
крытой печати не был опубликован и ни один из Указов, каса
ю-
щихся сове
т
ских немцев. Помню, как был удивлен преподаватель
Саратовского университета, прие
хавший на конференцию в Кра
с-
ноярск, когда мы с Юрой рассказали ему о республике немцев
Поволжья. Он уверял нас, что за три года жизни в этом городе ни
разу ничего не слышал и не прочёл о живших в этих местах не
м-
цах.

Часть
IV
.
Превратности с
вободы


453

Летом, пользуясь очередным правом на бе
сплатный проезд,
мы всей семьёй двинулись на юг, теперь уже с твёрдым намер
е-
нием побывать на море. Маршрут: Москва, Ростов, Краснодар,
Гор
я
чий Ключ, море. Взяв в горяче
-
ключевской турбазе на прокат
две палатки и надувные матрацы, окольным путём, через Хад
ы-
женск и Туапсе, добрались до поселка Лермонтово, расположе
н-
ного в четырёх километрах на север от Джубги. Сияющее синее
море, обширный пляж и мало людей. Там, прямо на берегу, нед
а-
леко от куста еж
е
вики и крана с водой, поставили палатки. Перед
нами море, за
нами трасса, по которой и днём и ночью, шурша
шинами, прон
о
сились машины. За трассой пограничная застава и
посёлок. На расположенном у самой дороги базаре можно было
купить основные продукты и столь любимые всеми, кроме меня,
кукурузные початки. В достатк
е было помидор, огурцов, яблок,
груш, слив и винограда. Виноград часто

привозили прямо на
пляж. Мы брали ящиками, такими плоскими
-
плоскими, в которых
грозди лежали в один слой. Еду готовили на керогазе, который
привезли с собой из Горячего Ключа. Ветер зад
увал пламя, пр
и-
ходилось строить вокруг керогаза
заграждение от ве
т
ра.

Вскоре из Ростова
приехала Оля. Все мы в двух палатках не
помещ
а
лись. Каждую ночь кому
-
нибудь из взрослых, чаще всего
мне, приходилось спать под открытым небом. Под утро, когда
становило
сь прохладно, и выпадала роса, у
к
рывался плёнкой.

Валера быстро совершенствовался в плавании и стремился
заплыть как можно дальше от берега. За ним тянулась Наташа.
Все быстро загорели. С Оли кожа облазила клочьями. Нина, Оля

п. Лермонтово. Морской пейзаж

Майер Р.А. Судьба российского немца


454

и Рома плескались у берега. Я
же был вынужден всё время быть
начеку, и не мог, как мне ни хотелось, поплавать вдали от берега.

Детям отдых нравился. Я же мечтал о времени, когда мы с
Ниной могли бы поехать на море вдвоём. Поставить палатку в к
а-
кой
-
нибудь расщелине вдали от людей. Каж
дое утро у палатки я
ставил бы букетик лесных цветов. Но это было невозможно. О
с-
тавить детей дома, а самим наслаждаться отдыхом, этого позв
о-
лить себе мы не могли.

В конце августа, повторив весь путь в обратном порядке, и
з-
рядно
на
груженные фруктами, варень
ем и мёдом, вернулись в
Енисейск.

В начале очередного учебного года в институте произошло
событие, взбудоражившее и без того не очень мирную жизнь п
е-
дагогического коллектива. При обсуждении пятилетнего ректорс
т-
ва Н
и
колая Ивановича Демко, коллектив институт
а не поддержал
его избрание на следующий срок. В Енисейск прилетел инстру
к-
тор крайкома партии Феодосий Максимович Попов. После дл
и-
тельных о
б
суждений и согласований с райкомом и крайкомом
партии ректором института была назначена заведующая кафе
д-
рой обществе
нных дисциплин нашего института Зинаида Васил
ь-
евна Стефанская. Не очень опытная в административных вопр
о-
сах,
деликатная

и
, главное,
не принадлежащая ни к одной из сл
о-
жившихся
в институте группировок она устраивала большинство
чл
е
нов коллектива.
Её кандидат
уру поддержало и министерство.
Н
азначение
Стефанской
меня не очень удивило. Кандидат фил
о-
софских наук, доцент
,
она была активным коммунистом, ведущим
в крае большую атеистическую работу, что в то время очень ц
е-
нилось.

После того как Н
иколай

Иванович
Демко
, обиженный отнош
е-
нием к нему коллектива, вернулся в Красноярск, Зинаида Васил
ь-
евна переехала в освободившуюся ректорскую квартиру. Вм
е
сто
неё над нами поселился преподаватель радиотехники, выпус
к
ник
нашего института Игорь Водинов с женой Лилией Александро
в
ной
и дочкой Людой. Лилия Александровна была известным и очень
уважаемым в Енисейске гинекологом
, а так же
близкой подругой
Зинаиды Васильевны Стефанской. Нина со временем тоже сбл
и-
зилась с Лилией Александровной. Вспоминая те годы, я всё о
т-
четл
и
вее осозна
ю сходство этих трёх женщин
: Нины
Георгиевны
,
Зинаиды Васильевны и Лилии Александровны.
Все одного во
з-
раста, ро
с
та и телосложения. У всех трёх одна и та же походка и
много общ
е
го в чертах характера. Рассматривая фотографии тех
Часть
IV
.
Превратности с
вободы


455

лет, где мы в окружении детей
или без них купаемся на Енисее
или на Кеми, я поражаюсь тому, что в своё время не осознал это
сходство. Мне просто нравилось общество этих

женщин, и я с
удовольствием б
е
седовал с ними о жизни и семейных проблемах,
которых у Лилии Александровны, как и у Зи
наиды Васильевны,
было не м
а
ло.

Вскоре по
сле избрания Стефанской ректором в Мариуполь
уехал Дмитрий Галактионович Жолудев. На освободившееся м
е-
сто проректора
по рекомендации Стефанской назначили м
е
ня.
С
е
ё
стороны это было очень смелое решение. Ведь я не
имел ни
степени, ни звания
, ни даже опыта административной работы.
Последнее было тем более опасным, что и сама Зинаида В
а-
сильевна такого опыта не имела
.
На мой вопрос,
почему
на дол
ж-
ность проректора она
в
ы
брала меня,

ответила:

-

Мы с членами бюро достаточ
но долго обсуждали вашу ка
н-
дидатуру
, учли ваш возраст, энергию и авторитет, который вы у
с-
пели завоевать на своей кафедре
.

П
отом
,
подумав
,
добавила
:



Л
и
ч
но меня привлекает то
,
что Вы
до сих пор не примкнули
ни к одной из существующих в нашем коллективе гр
уппировок, и,

и тут она рассмеялась,

особенно то, что вы не пьёте.

-
Это конечно веский аргумент,

тоже рассмеявшись, ответил
я, но как Вам удалось уговорить коллектив?

-
При чём здесь коллектив? Вашу кандидатуру поддержал
райком партии, а в
М
инистерс
тве
только потребовали
, что
бы
мы
пот
о
рапливали Вас с работой над диссертацией, а
после выхода
вашей третьей книжки
направили ваши документы в ВАК на пр
е-
доставл
е
ние к званию
доцента.

Новые
служебные
обязанности
, так как я их
в то время
себе
представлял,
не
очень
пугали
меня. Чего
-
чего, а планировать и
распределять
работу
, составлять планы, графики мероприятий,
писать отчёты и объяснительные к ним, я умел.
К
сожалению,
вс
ё

оказалось не столь простым
,
как я это себе представлял
, а во
з-
можно
, как это себе предс
тавляла Зинаида
Василье
в
на
.

Проблемы начались с первых шагов
и, как всегда, были св
я-
заны с нарушением давно сложившейся
в коллективе
иерархией
.
В институте работали такие
ветераны
педагогического труда как
К.А. Патюков, З.М. Патюкова,
Н.С. Нагаев,

Р.Т.
Гри
б
,
для которых
З
и
наида Васильевна на посту ректора
был
а
в некотором смысле
случайным человеком
. Её назначение задевало
их самолюбие
,

так как каждый из них, возможно не без основания,
считал
себя
Майер Р.А. Судьба российского немца


456

более достойным занять этот пост
. Однако привыкшие подчиня
т-
ся
партийным решениям, они см
и
рились
,
и главное усилие н
а-
правили
на включение
Зинаиды Васильевны
в круг своих групп
о-
вых интересов.

Со мной дело обстояло сложнее.
Ведь моё назначение, х
о
тя
и согласованное с партийными органами, исходило от Зинаиды
Васильевны
. Такой её выбор, задевал особенно. Ведь я в колле
к-
тиве был новичком
,

причём
с сомнительным лагерным прошлым
.

Ч
ести
же
мне
и без того было
оказано
слишком
много
: з
а коро
т
кий
срок от ассистента до заведывания кафедрой, а теперь и проре
к-
тора
. Не многовато ли
? К тому же немец
.

Настораживало и мое
отн
о
шение к алкоголю.


Больше всего проблем, на первых порах, у меня возник
а
ло
с
деканами, которые предпочитали иметь дело с ректором и по л
ю-
бому, самому пустяковому поводу, шли к Зинаиде Василье
в
не. Та
тактично напра
вляла их ко мне, тем более, что сама ещё не по
л-
ностью освоилась с новыми для неё функциями. Со временем д
е-
каны смирились
,
и все вопросы учебной работы оказались под
моим непосредственным контролем. И здесь, как я теперь могу
судить, всё обстояло б
о
лее или
менее благополучно.

Хуже было с научной работой, особенно среди математиков.
Я, как проректор и заведующий кафедрой, должен был предпр
и-
нять какие
-
то усилия. Хотя к моменту назначения проректором я
уже серьезно занимался методикой математики, но для того чт
о-
бы сформировать определённое научное направление

этого б
ы-
ло явно недостаточно.
Дело сдвинулось с мёртвой точки только
тогда, когда на кафедру пришли наши выпускники: Зубакин, Кли
м-
кин, Набебин. Работая в разных направлениях, они втроём в год
выдавали до дв
а
дцати математических статей, больше половины
из которых публиковались в центральных журн
а
лах.


В эти первые годы работы в должности проректора, я сист
е-
матически приглашал в Енисейск в качестве председателя гос
у-
дарственной экзаменационной комиссии

Горста.
Кроме того, по
моей просьбе Юра проводил с членами кафедры семинары по
функци
о
нальному анализу. На подготовку к его занятиям у меня,
как правило, не хватало времени, и я сильно нервничал, боясь
что не смогу ответить на вопросы, которые Юра так любил зад
а-
ва
ть ауд
и
тории.

Во время таких посещений Енисейска, Юра
,
естественно
,
о
с-
танавливался у нас. Для него это было временем отдыха и ра
з-
рядки. Он готов был ночи напролёт «трепаться», попивая вино.
Часть
IV
.
Превратности с
вободы


457

Но для меня это было страшной, изнуряющей нагрузкой. И п
о-
этому я в
ыну
ж
ден был приглашать Широколобова, Пляскина,
Сперанск
о
го, чтобы они развлекали Юру или, что было чаще,
провожать Юру к ним.

Юре было трудно привыкнуть к отсутствию удобств, особенно
после нескольких бутылок пива. Он ворчал, проклиная советскую
власть и м
аленькие города. Проблемой для него, да и для нас
тоже, была такая простая вещь, как умывание. На кухне у нас
стоял умывальник, ёмкость к которому
и саму
систему слива г
о-
товил я сам. К сожалению, я не смог достать сосок, который
обычно ставят в поездных ум
ывальниках, и
поэтому
был выну
ж-
ден
установить
обы
к
новенный кухонный кран.

Хорошо помню то утро. Кухня. Юра у рукомойника в майке
и

полотенцем на плече, собирается умываться. Открыл кран и пр
о-
должает разговаривать со мной. Вода бежит струёй. Мин
у
та, две,
т
ри. Представляю, как быстро опустошается бак и наполняется
ведро под раковиной. Ольга Федотовна подаёт мне отчаянные
знаки, а я жду, когда Юра кончит говорить. Но напрасно, Юра у
в-
лечённо рассказывает, какой прекрасный вечер он провёл у Сп
е-
ранских, какие у
них симпатичные дочери. Ольга Федотовна не
выдержив
а
ет:

-

Юра, закрой кран!

-

Зачем?
-
удивляется Юра.

Вмешиваюсь в разговор.

-

Ничего мама, мы его пошлём с вёдрами на Енисей. Пусть
попроб
у
ет. Это ему не пиво пить.

Завершился шестьдесят четвёртый год снят
ием Хрущёва. На
этот раз все обошлось без шумных политических
столкновений
и
крови. 15 октября 1964 года в газетах было опубликовано коро
т-
кое коммюнике. В нем сообщалось, что состоявшийся накануне
пленум ЦК удовлетворил просьбу товарища Хрущёва об освоб
о-
жд
ении его от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена
Пр
е
зидиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР,
в связи с преклонным возрастом (было ему тогда 70 лет) и уху
д-
шением состо
я
ния здоровья.

Спустя два дня «Правда» выступила с критикой чуждых
па
р-
тии

«прожектёрства, скороспелых выводов и поспешных, от
о-
рванных от реальностей решений и действий, хвастовства и пу
с-
тозвонства, увлечения администрированием, нежеланием сч
и-
таться с тем, что

уже выработали наука и практический опыт».
Майер Р.А. Судьба российского немца


458

Хотя Хр
у
щёв при этом
не упоминался, всем было ясно, о ком шла
речь.

После отставки Хрущёва основные должности были перед
а-
ны лицам, подготовившим его смещение. Пост первого се
к
ретаря
ЦК КПСС занял Л.И. Бреж
нев, правительство возглавил А.
Кос
ы-
гин. Основным идеологом партии стал
М. Суслов. Меня прои
с-
шедшее сильно встревожило. Как мне казалось, ничего х
о
рошего
для нас, бывших заключённых, отстранение Хрущёва не предв
е-
щало. Но всё обошлось. Как и следовало ожидать, были ликвид
и-
рованы совнархозы, восстановлены центральные пр
о
мышленн
ые
министерства, созданы новые государственные комитеты, отм
е-
нено деление партийных организаций на промышленные и сел
ь-
скохозяйственные

и предприняты усилия по укреплению роли
партии во всех государственных и хозяйственных структурах.
Х
о-
тя разговоры об ошиб
ках Сталина и прекратились, отношение к
бывшим заключённым заме
т
но не
ухудшилось
.


У нас в институте, после некоторого замешательства в па
р-
тийных рядах, вс
ё
успокоилось. Коммунисты, ещё недавно един
о-
гласно
, хотя и вопреки своим внутренним убеждениям,
голос
о-
вавшие и единодушно поддерживавшие все начинания Хрущёва,
теперь так же единодушно их клеймили. Настроение было пак
о-
стным, тем более что при всех глупостях, которые часто допу
с
кал
Ник
и
та Сергеевич, я, в отличие от многих моих сослуживцев, ему
симпатизиров
ал. Мне казалось,

он бился, как рыба об лёд, п
ы-
таясь соединить несовместимое
: новую идеологию и старую эк
о-
номику
.

С

первых дней прихода к власти новое руководство предпр
и-
няло значительные усилия по укреплению авторитета партии и
усилению её влияния на в
се стороны жизни общества. Особую
роль в этом процессе играл Суслов, бдительный страж чистоты
идеологии, который не переставал подчёркивать ведущую роль
«партийности», как первого условия, необходимого для занятия
общественного поста в любой области.
Прини
мались меры к т
о-
му
,
что бы
окончательно покончить с эпохой культурной

оттеп
е
ли.
В сентябре 1965 года были арестованы писатели А. Синя
в
ский и
Ю. Даниель за то, что издали за границей под псевдон
и
мами свои
произведения, которые затем уже в напечатанном виде
были вв
е-
зены в Советский Союз. В феврале 1966 года они были пригов
о-
рены к нескольким годам лагерей. Это был первый открытый п
о-
литический процесс в послесталинский период. Похоже, он был
задуман как пример и предупре
ж
дение. Писателей осудили по
Часть
IV
.
Превратности с
вободы


459

статье 70 но
вого Уголовного Кодекса, заменившей печально и
з-
вестную пятьдесят восьмую. Вп
о
следствии эта статья широко
применялась для преследования различных форм дисс
и
дентства.
Были арестованы: А. Гинзбург, составивший “Белую книгу” о фе
в-
ральском процессе 1966 года, П
. Литвинов и Ю. Галансков, осн
о-
вавший самиздатовский журнал “Феникс”, А. Ма
р
ченко, автор
первой книги о лагерях хрущёвского периода (“Моё свидетельс
т-
во”), широко распространявшейся в самизд
а
те.

Конечно, по сравнению с тем, что происходило в сталинские
вре
мена, эти процессы выглядели безобидной детской игрой. О
д-
нако для определённой части граждан эти шаги правительства
озн
а
чали окончательное крушение возникшей в годы хрущёвской
отт
е
пели надежды на то, что советские люди наконец
-
то обретут
право на свободное
выражение своих мыслей. Оказалось же, что
партия по
-
прежнему стремится держать под своим контролем,
каждый шаг советских людей, каждое движение мысли, решая за
людей, что им читать, что слушать, что смотреть, о чём думать, о
чём мечтать. Это было унизител
ьно и я, как когда
-
то в школьные
и институтские годы, в общении с наиболее близкими мне по духу
людьми выражал неприятие происходящего. Нина нервничала и
по вечерам на кухне, когда засыпали дети, отчитывала меня за
каждое неосторожно сказанное слово. Мне о
ставалось только с
о-
глашаться: ведь знал же я, что, как и в прежние годы, в каждой
учебной группе были осведомители КГБ, работавшие, кто по пр
и-
нуждению, а кто и по собственной инициативе. Немало было их и
среди преподавателей. Всё это я понимал, но сдержать
ся не мог.
Выходило, что ни тюрьма, ни лагерь не научили меня осторожн
о-
сти. Даже Юра был осмотрител
ь
нее меня, пресекая подобные
разговоры в присутствии большинс
т
ва из своих друзей.




Приложенные файлы

  • pdf 26235355
    Размер файла: 266 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий