Бабушка на хуторе. Бабушка русская, осиротелая, Нет, не седая, а белая, белая. Хутор повымер, бабуля с кукушкою Дни коротает на пару с избушкою.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
205





ТВЕРСКОЙ БУЛЬВАР
-
25


В «ПРИОКСКИХ ЗОРЯХ»







Валентин Сорокин

(г. Москва)



ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

(Стихотворения

последних лет)




Валентин Сорокин

поэт, автор многих книг. Член СП России с 1
962 года, ла
у-
реат Государственной премии. Проректор Литературного института, руковод
и-
тель Высших Литературных Курсов.




ЕЩЕ РАЗ


Не грусти, не горюй ты, не надо,

Только б верность и нежность сберечь:

Нам с тобою одна лишь награда


Свет раз
луки и радости встреч.


Песни счастья теперь не поются,

Через пламя шагнувшие вброд,

Вожаки удалых революций

Растранжирили русский народ.


Поле пусто и небо высоко,

Разор
е
нные избы пусты,

А за ними скрипят одиноко

Позабытые всеми кресты.


У дорожной развил
ки старушка

Прода
е
т, озираясь, укроп,

Мама наша,



считай

побирушка,

Собирает копейки на гроб.


Юг и Север, и ветры густые,

Ну а в Лондоне т
е
плый туман,

206

Там с Чукотки дожди золотые

Абрамовичу льются в карман.


Где вы, Разин, Матросов, Чапаев,

Вы нужны н
ам сегодня и впредь:

Новый гн
е
т олигарочных баев

Не давали мы клятву терпеть.


Их улыбки и речи их лживы,

И законы их лживы давно,


Патриоты жратвы и наживы,

Пляска дьяволов, сексово дно.


Эти фабрики, эти од
е
жи,

Эти офисы




и пироги
...

Неужели не видишь
ты, Боже,

Как над нами глумятся враги?!




ДОРОГА ПОЭТА


Да, перестройка мир перемолола:

Поля пусты.



Родной завод зачах.

И вожаки святого комсомола


Тот

олигарх.




А этот

в стукачах.

У демократов дух неистребимый,

За братской бойней нова
я напасть,

А во вчерашней партии любимой

Сегодня губернаторская страсть!..

Мы прокляли расстрелы и доносы,

Мы прокляли прорабскую войну,

Сыны России, впрямь великороссы,

Не давшие страну пустить ко дну.

И ты клевещешь, травишь нас, позоришь?

Бездарностью
и злобою объят,

То слухи оседлаешь и пришпоришь,

То в спину нам слюняво брызнешь яд.

Когда ты пьян

глупей неандертальца,

Когда ты трезв

чумой наполнен рот:

И весь твой пыл

под маскою страдальца

За равенство, за правду, за народ.

Краснее рака от натуг
и крика,

Отважный лжец и маленький палач,

Хапуга и приемник Оси Брика,

И Лилькой общекоченный стукач.

Тебе порой, действительно, не спится,

Молитву шепчешь, не смыкая век,

Но Ироду уже не обновиться

207

И дважды в жизнь не входит человек.

Ты не ищи себе проще
нья в Боге,

Ведь спесь твоя

не терния венец,

И ты не первый на моей дороге,

И не последний



завтрашний подлец!




СЛАВЯНЕ


Наши ссоры

сердцу перегрузка,

Потому и вновь горюнюсь я,

Украинка ты и белоруска,

Русская красавица моя.


Перелески,
реки и просторы

Так похожи, словно это мы,


Наши ссоры

ложь и приговоры

Опытных заказчиков из тьмы.


Наши дети, может, украинцы,

Может, белорусы,



вновь и вновь

Говорю: мы ныне

палестинцы,

Требуется зверю наша кровь.


Золото он ищет и алмазы,

На Дне
пре, на Волге держит власть.

Ты зачем такой широкоглазой

И такой славянской родилась?


Мы, славяне, потеряли право

Быть собой, а Ироду вез
е
т:

Каждый день смертельная отрава

В души наши с губ его полз
е
т.


Нам вражда, а хищникам закуска,

Но горжусь и окрыляю
сь я,


Украинка ты и белоруска,

Русь моя,




красавица моя!




КАИН


Этот пьяный, жестокий урод

В межмарксистской слепой заварушке

Расстрелял православный народ,

Дом Советов подставил под пушки.



208

Но душа у него не по
е
т,

Главный киллер крова
вой шумихи,

По неделям сидит он и пьет,

Запершись от знакомых, в Барвихе.


Демократы одели прогресс

В нищету городов и окраин,

Мать кричит ему ночью с небес:

«Не отмолишь прощения, Каин!..»


Но у Каина совести нет,

Поднимает стакан, опускает

И ручей золоти
стых монет

Он обрубком ладони ласкает
...


Будь ты проклят в сердцах и в умах,

Ты, предавший страну оголтело,


Миллионы крестов на холмах

И на взгорьях России взлетело.


Вымирает великий народ,

Обворованный подлым законом,

Чтобы ты,



опохмельный урод,

Низ
ко кланялся грозным иконам!..




РУССКАЯ БОЛЬ


Все дороги спешат на Москву

От захваченных наших окраин...

Вот я этой тоскою живу,


Разоряет Отечество Каин.

Тяжкий крест мы по миру несем,

Обесправлены и не богаты,

Почему же сегодня во всем

Только русские, мы, виноваты?

Террористам Россию в кредит

Сдал пахан перестроечной эры:

Вместо друга

у моря бандит,

Вместо сакли

в горах бэтээры.

Ночь над нами, над русскими, ночь,

С тьмой планетною звезды не спорят:

Во вчерашней республике дочь


Русской мамы



шахиды позорят!

Сын расстрелян ее у ворот,

Безоружный, с учительским ранцем:

Так великий, державный народ

Стал еще в СССР иностранцем.

Сколько крови и слез, и потерь?

209

Мы, доверчивы и угловаты,

Защищая соседей,




теперь

За свою добр
оту виноваты.

И опять я не сплю до зари,

Горько думая вновь о раздорах.

Собери нас, Господь, собери

Защититься




в Москве и в просторах!..




ЛЖЕСТОЛБ


Ты ни о чем не говоришь,

Слова

сплошная скука.

Ты перед правдою хитришь,

Как перед плетью с
ука.

Я на тебя гляжу с трудом;

Ты весь

процент, удача:

Сияет на Рублевке дом,

А на Канарах дача.

Вчера ты человека сшиб,

Скупил под сад поселок

И в нем теперь стоит твой джип

Средь казино и елок.

ТВ ты в гости пригласил,

Магнатом объявился,

Ты лучше б ху
тор воскресил,

В котором уродился...

Завод и фабрики тебе

Профуканы Гайдаром,

И с той поры в твоей судьбе

Он

царь и Бог недаром.

Ты столб, но страхами всегда

Ты тайно занедужен:

Случись, обрежут провода,

Кому ты будешь нужен?

Тебе завидуют

богат,

Весь
в золоте, красавец,

Но никакой ты не магнат,

Ты




искренний мерзавец!




ТОЛЬКО ТЫ


Быть красивой

радость через край,

Верной быть

нел
е
гкая тревога.

Русской быть

тропа из ада в рай,

Храброй быть

через кресты дорога.

Ты, лицом и совестью
светла,

210

Русская, ид
е
шь через долины.

Над тобой звенят колокола

И встают герои из былины.

Ты невеста, ты жена и мать,

Дочь России,




солнышко простора,

Это каждый должен понимать,


Ветры плачут, значит, буря скоро!..

Вновь враги за гранью темноты,

Те же,
те же, новых не ищите,

Только Богородица и ты

Нас давно готовили к защите.

Ну, не плачь, прошу тебя, не плачь,

Мы испь
е
м до дна



терпенья чащу,

Потому и не один палач

Не убь
е
т святую ярость нашу!

Выше смерти, выше темноты

Крест отца и матери, и деда:

Т
олько ты

глаза твои и ты,

Только меч и слово, и победа.

Я, поэт, иду через огонь,


Колокол,




молитва,





дуновенье
...

Бижу Богородицы ладонь,

Слышу губ твоих прикосновенье!




ЗА НАШУ КРОВЬ


Памяти моих
друзей


Над кладбищем сиянье облаков,

Слеза молитв и колокольных гулов.

Геннадий здесь лежит Серебряков

И старший друг и брат Иван Акулов.

Они скончались от прорабских ран.

Не вспомнят их ни вздохами, ни шуткой,

Когда по суткам занят наш экран

Небритым псо
м и голой проституткой.

Они скончались, воины, певцы,

Страдальцы



вновь плененного народа.

И покупают замки и дворцы

За нашу кровь приспешники урода.

Он отошел, и памятник ему

Спешат воздвигнуть аферисты века
...

Звонят, кричат колокола во тьму,

Зовут, з
овут очнуться человека.

Вы, жрущие алмазную икру,

Учтите, скуршавелены богатством,


211

Они не умерли,



я не умру,

Бессмертны мы терпением и братством!

Остепенись, грабитель, и не тронь

На курьих ножках русскую избушку:

Тебя сегодня обожжет огонь,

А завтра в
ряд ли ты минуешь пушку.

Да, я несу под сердцем имена

Друзей своих




через года и беды,

О, господи, ну пусть моя страна

Развеет боль знаменами победы!




БАБУШКА НА ХУТОРЕ


Бабушка русская, осиротелая,

Нет, не седая, а белая, белая.

Доля такая ей ч
е
рная
выпала,


Сжалилась вьюга и снегом осыпала.

Хутор повымер, бабуля с кукушкою

Дни коротает на пару с избушкою.

Глянет в окошко, а небо не светится,

С мужем и сыном теперь уж не встретится.

Мужа в Берлине, а сына в Кабуле

В сердце пронзили свинцовые пули.

Ба
бушке пенсию платят немножко,


Козочка, хлебушек, соль да картошка!..

Вспомнит бабуля про «Жадину» сказочку

И попрощает, крестясь, Дерипасочку.

Про Абрамовича молвит заранее:

«Страшно на яхте ему в океане».

И улыбн
е
тся: «Какое богатство

Нынче возможно нажи
ть без пиратства?»

Бабушка русская, осиротелая,

Нет, не седая, а белая, белая!











Приложенные файлы

  • pdf 26420851
    Размер файла: 313 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий