Кроме того, русские националисты ука-зывают, что инородцы относятся к русскому народу как к сельскохозяйственным животным (метафоры экс-плуатации).


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
10

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИ
ТЕТА


2015. Т. 25, вып.
6


ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


УДК 81’42(045)


Е.П.

Дулесов


ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ЗООМОРФНЫХ МЕТАФОР

В ДИСКУРСЕ РУССКИХ НАЦИОНАЛИСТОВ НАЧАЛА

XX

В
ЕКА


В с
татье рассматриваются метафоры со сферой
-
источником «Мир животных», которые использовались
прав
ы-
ми политиками и публицистами
в нача
ле
XX
в. для
метафорической репрезентации русского народа и
этнич
е-
ских меньшинств (
«инородцев»
)
на фоне обострения
национального вопроса в Российской империи.
Особое
внимание уделяется
описанию прагматических функций зооморфных метафор.
Установлено, что бо
л
ь
шинство
зоометафор обладает негативной окраской и служит инструментом создания образа «чужого».
Обозначая «ч
у-
жих», националисты формируют «свой круг».
Представители нерусских народов
изображаются как мелкие ж
и-
вотные
(метафоры дискредитации)
или хищники
(
метафоры агрессии)
. Кроме того, русские националисты ук
а-
зывают, что инородцы относятся к русскому народу как к сельскохозяйственным животным
(метафоры эк
с-
плуатации)
.
Примеры
позитивно окрашенных
зооморфных метафор, профилирующих идею гармоничного ра
з-
вития
разных народов в составе Российской империи (метафоры гармонизации), единичны в текстах ру
с
ских
националистов.


Ключевые слова
:

когнитивная метафора, метафорическая модель, политический дискурс, русский национализм,
зооморфная метафора.


К концу XIX

нача
лу XX
в
в.
в Российской империи обострился национальный вопрос. Н
ар
о-
ды, проживавшие на окраинах (финны, поляки, литовцы, грузины, армяне и др.), все
активнее
стали
выст
у
пать против русификаторской, по их мнению
, политики государства, бороться
за сохранение
местных тради
ций, культуры и языка, требовать
авт
ономии. Н
аиболее радикальные
представители
национал
ь
ных меньшинств
стремились создать самостоятельные государства.
Одновременно с этим
евреи доб
и
вались отмены черты оседлости, не позволявшей им постоянно жит
ь на б
ольшей части
территории Ро
с
сии.

Национальный вопрос занял важное место в программах различных партий, в том числе пр
а-
вых, игравших не последнюю роль на политической сцене Российской империи начала
XX
в.
Среди
самых многочисленных и влиятельных консер
вативно
-
монархических организаций можно назвать
Русское собрание, Союз русского народа, Русский народный союз имени Михаила Архангела и Вс
е-
российский национальный союз. В решении национального вопроса правые силы опирались на при
н-
ципы русского национализма
, в основе которого лежит убеждение в том, что приоритет во всех делах
государства должен принадлежать русскому народу. В соответствии с принципом «Россия едина и
неделима» русские националисты отказывали нерусским народам (которых они именовали
иноро
д-
цами
) в праве на самоопределение.
Кроме того, объявив евреев главными виновниками революции,
они отстаивали н
е
обходимость сохранения черты оседлости и других ограничений политической и
экономической де
я
тельности еврейского населения.

На наш взгляд, лингвистич
еский анализ диску
рса русского национализма важен

по двум пр
и-
чинам. Во
-
первых, он
вскроет механизмы концептуализации национального вопроса в сознании л
ю-
дей, придерживавшихся консервативных взглядов, а значит
поможет восстановить
их картину мира.
Во
-
вторых,
мы сможем увидеть, каким образом в их дискурсе язык использовался для того, чтобы
привл
е
кать на свою сторону
людей
, направлять их мысль и деятельность в нужное русло.

Одним из основных объектов изучения современной политической лингвистики, бесспорно, я
в-
ляется
метафора
.
Импульс к конвергенции метафорологии и политической лингвистики дала когн
и-
тивная трактовка метафоры
[
5. С.
5]
, согласно которой метафора

это
«одна из форм концептуализ
а-
ции, когнитивный процесс, который выражает и формирует новые понятия
и без которого нево
з
мо
жно
получение нового знания» [7
].
Наиболее ярко когнитивный подход к метафоре представлен в книге
американских ученых Дж. Лакоффа и М. Джонсона «Метафоры, которыми мы живем» (1980 г.). По их
определению, «суть метафоры

это понимание
и переживание сущности одного вида в терминах су
щ-
ности другого вида» [
8. С.
27].
Иными словами, при метафоризации происходит вза
и
модействие двух
структур знаний


сферы
-
источника
и
сферы
-
мишени

(области цели)
.
В
проце
с
се метафорического
проецирования
в об
ласти цели высвечиваются (профилируются)
одни аспекты п
о
нятия, связанные со

Прагматические функции зооморфных метафор…

11

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


2015. Т. 25, вып.
6


сферой
-
источником,
и затемняются другие, несовместимые с метафорой

[
2.

С.

30
;
8.

С.

31
]
, в этом о
т-
ношении метафора выст
у
пает в качестве фильтра [
3
].

В нашем сознании и языке метафо
ры не существуют изолированно друг от друга, напротив,
они организованы системно. Отдельные метафоры входят в ту или иную метафорическую модель. По
определению А.П. Чудинова,
метафорическая модель


это «существующая и/или складывающа
я-
ся в сознании носител
ей языка схема связи между понятийными сферами, которую можно предст
а-
вить о
п
редел
енной формулой: „Х

это Y“» [16
. С.
131], например, «Политическая деятельность


это война», «Избирательная кампания

это путешествие» и т. д.

Уральская школа политической м
етафорологии, одна из ведущих в отечественной лингвистике,
предлагает широкой подход к метафоре: в едином континууме рассматриваются не только «живые» и
«мертвые» метафоры (в других терминах

креативные и конвенциональные, речевые и языковые), но
и другие
тропы (метафорический эпитет, метонимия, метаморфоза, сравнение, ирония, гипербола,
литота и т. п.). Кроме того, особо подчеркивается, что метафоры должны изучаться в дискурсе, в те
с-
ной вза
и
мосвязи с условиями их возникновения и функционирования, с учетом
авторских интенций и
прагм
а
тических характеристик, на широком социально
-
политич
еском фоне [14
].

Материалом нашего исследования послужили тексты российских националистически ориент
и-
рованных политиков и публицистов, посвященные национальному вопросу в Росси
йской империи,
со
з
данные в период с 1890
г.
по 1917 г. (всего 115 текстов). Корпус, используемый нами для анализа,
с
о
стоит из текстов разного объема и разных жанров: статей из газет и журналов, выступлений в Г
о-
сударственной думе, речей, произнесенных в раз
личных собраниях. Методом сплошной выборки б
ы-
ли со
б
раны все контексты, содержащие метафорические выражения (всего 1070 контекстов), которые
затем были распределены по метафорическим моделям.

По нашим подсчетам,
для концептуализации национального вопроса в
Российской империи
ру
с
ские националисты чаще всего обращаются к таким сферам
-
источникам, как «Болезнь», «Война»,
«Мир животных», «Организм», «Неживая природа», «Дом», «Семья». В данной статье мы
проанал
и-
зируем
зооморфную метафорическую модель, занимающую т
ретье место в дискурсе правых. В нашей
выборке зафиксировано 129 метафорических контекстов, относящихся к этой модели, что составляет
10,5 % от общего количества.
Как отмечает А.П.

Чудинов, «зооморфные образы

одна из наиболее
традицио
н
ных понятийных сфер
отечественной политической метафоры» [
1
5
].

Рассмотрим,
какие прагматические функции выполняют
зооморфные метафоры
в дискурсе ру
с-
ских национал
истов.
По мнению Г.Н. Скляревской, зооморфизмы играют «в языке роль одного из с
а-
мых сильных экспрессивных средств,
обычно такие наименования
-
характеристики направлены на ди
с-
кредитацию, резкое снижение предмета речи и обладают яркой пейоративной окраской» [
10. С.
90]. Это
утверждение справедливо и в отношении рассматриваемого нами материала: большинство зоометафор
в ди
скурсе правых негативно окрашены. Вместе с тем, в отличие от метафор
болезни и войны
, проф
и-
лирующих
идею агрессивности инородцев
к русскому народу, зооморфные метафоры характеризуются
большим разнообразием прагматических функций.

Они используются,
чтобы ум
алить значение пр
о-
тивника
(метафоры дискредитации)
, представить его
как
источник опасности (м
е
тафоры агрессии) или
эксплуататора (метафоры эксплуатации). Более того, есть и
положительно о
к
рашенные зооморфные
метафоры
(метафоры гармонизации)
.

Метафоры дискр
едитации.

Стратегия дис
кредитации («игра на понижение»
) является одной
из самых популярных в пол
итическом дискурсе. Согласно О.
С.

Иссерс, для реализации тактики о
с-
корбл
е
ния, издевки может использоваться коммуникативный ход «Он похож на
N
» [
6.

С.

169]. И
на
иболее эффективным средством здесь может служить метафора. Цель метафор дискредитации


умалить зн
а
чение инородцев в
целом или
сепаратистов в частности, выразить к ним свое презрение,
показать их слабость и неполноценность, продемонстрировать превосходство
России и русского н
а-
рода. С этой точки зрения, оппоненты слабы и ничтожны, их требования

абсурдны и нелогичны.

С этой целью используется метафора

«Инородцы

это мелкие животные». Так, В.М.

Пуришк
е-
вич, говоря о сепаратизме Финляндии, уничижительно назыв
ает ее мошкой:

России нужно, великой державе, составляющей часть света, обеспокоенной
мошкой
, здесь у
с
е
бя под боком, России нужно быть спокойной под Петербургом
(из выступления от 24 мая 1910
г.
).

Россия и Финляндия противопоставляются по размеру: с одн
ой стороны,
великая держава, с
о-
ставляющая часть света
, с другой


мошка

‘мелкое двукрылое насекомое’ [
4
]
.

12

Е.П.

Дулесов


2015. Т. 25, вып.
6


ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


Более
изысканный
прием
дискредитации использован
В.М.

Пуришкевичем в речи от 29 октя
б
ря
1911 г., также посвященной финляндскому вопросу. Он персонифиц
ирует русский народ в образе
мог
у
чего и сильного Ваньки
(типичное русское имя), которого
бьют
. Далее политик пересказывает
эпизод из неоконченной повести Н.Г. Помяловского «Поречане». Главный герой
Иван

Семеныч Ог
о-
родников,
молодой и сильный русский мужик
,
долго отказывался участвовать в кулачном бою, но,
увидев, что его односельчане терпят поражение, не смог остаться в стороне,
пошел лупить и отлупил,
с позором пр
о
гнав противников. В.М.

Пуришкевич заключает:

Но то были витязи, русские люди, и в Огородников
е взыграло чувство местного патриотизма,
здесь
обнаглевшие клопы, которые размножаются на
русском
теле и высасывают его кровь
.

Н
а глазах слушающего
образ
трансформируется: обидчик, избивающий Ваньку, превращается в
клопа.
Причем данная метафора призвана од
новременно унизить инородцев (они сравниваются с н
и-
чтожным насекомым) и приписать им агрессивность
(это насекомое представляе
т опасность
),
т
о
е
сть

я
в
ляется метафорой
и дискредитации, и агрессии.

Похожий прием
дискредитации
использует другой ультраправый де
путат Н.Е.

Марков, но он
трансформирует
не свою
метафору
, а метафору
оппонентов. Сначала в своей речи он цитирует гимн
финской сепаратистской организации «Войма», в котором есть следующие строки: «
Скоро власть Н
и-
колая будет свергнута с помощью Господа Бога
.
Растерзанным лежит орел под ногами финского
льва
»
.
В основе данной мета
форы лежат два метонима [9. С.
147
]

символа
, образованных посредс
т
вом
метонимии. Перенос осуществлен по формуле «герб



страна» (герб Российской империи

дв
у
главый
орел, герб Финля
ндии

золотой лев).
Н.Е.

Марков дискредитирует пафосный образ, превр
а
щая льва в
кошку.
Иронический эффект
создается также за счет употребления

разговорного
фразе
о
логизм
а
:

Я не могу допустить мысли, чтобы русский
орел стал бояться
северных
кошек
. Неужели
у

ру
с
ского страха так велики стали глаза
, что
кошки уже кажутся львами
? Я не хочу этому верить
.

В результате образ врага профанируется: финские сепаратисты слишком ничтожны, чтобы
представлять реальную угрозу для русского народа. Этот пример подтверждает сл
ова Г.Г.

Хазагер
о-
ва: «…если придержи
ваться метафоры

слово

оружие

, то сами метафоры лучше вс
е
го уподобить
скр
е
щенным шпагам: метафора


это тот прием в речи, который гораздо чаще, чем что
-
либо другое
подхв
а
тывает оппонент, как правило, смещая при этом с
мысловые оттенки» [
12
. С. 122
].

Метафор
ы
агрессии.

Цель метафор агрессии

не просто дискредитировать инородцев и
сеп
а
р
а
тистов, но показать их опасность. С этой точки зрения, инородцы представляют реальную
угрозу безопасности русского народа. Если государс
тво не станет на защиту
русских национальных
интер
е
сов
, ру
с
ский народ будет уничтожен инородцами.

Использование таких метафор можно рассматривать как особый инструмент, реализующий
та
к
тику запугивания адресата. Целью правых политиков и публицистов было со
здание образа агре
с-
сивн
о
го, опасного, воинствующего врага, а одновременно с этим сплочение всех
«
истинно русских
людей
»
под знаменами националистических организаций для борьбы с этим врагом.

Концептуальные векторы агрессивности, жестокости характерны для
метафоры «Инородцы

это
хищники».
Она
может реализовываться через гипероним
хищник
, у этого хищника есть
когти
, обладая
ненасытным аппетитом,
он хочет
съесть
русский народ.

Кто же прав в этом деле? Они
[инородцы]
,
хищники
, или мы, хозяева? Они хотят разор
ить
Ро
с
сию, а мы хотим ее сохранить
(В.

Грингмут. Благое ли мы делаем дело?).

…В
се шире
распускает крылья
сверхавтономия еврейская, все
глубже запускает свои когти
хищный
торгаш
(А.

Будилович. Самоопределение народностей).

Каких бы партий Вы ни были, Вы не
можете
отдавать
здешний край
на съедение
полякам

(Д.

Скрынченко. У нас своя «Босния»).

Чаще всего инородцы сравниваются с волками

типичными хищниками для русского язык
о-
вого сознания.

…М
ассовый переход в католицизм мог быть результатом только тех невероя
тных насилий
над личностью, имуществом и совестью несчастных беззащитных, на которых
накинулись, как св
и-
репые волки
, ксендзы и польщи
зна

(К.

Пасхалов. Быть или не быть православно
-
русскому Холму).

Тогда русские

это зайцы или овцы:

Заботиться теперь о том
, чтобы евреям не было от нас какого
-
нибудь притеснения,

это
очень походило бы на
размышления овцы о том, как ей не обидеть чем
-
нибудь бедного волка

(Л.

Тихомиров. Русский или еврейский вопрос?).


Прагматические функции зооморфных метафор…

13

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


2015. Т. 25, вып.
6


Особенно ярко эта метафора представлена в думской речи Н.Е
.

Маркова от 8 мая 1910 г. Деп
у
тат
сравнивает поляков с волками, а русских

с овцами и констатирует, что волк вправе
идти в о
в
чарню и
выполнять свои волчьи потребности, ведь так устроила его природа. Но сам Н.Е.

Марков позиционир
у-
ет себя как пастуха, чья
обязанность

защитить вверенное ему стадо и перебить волку н
о
ги:

Вам, господа Родичевы
,
интересны
волки
, это дело ваше,
волчья
философия на вашей стороне,
но мне интересны
мои овцы, я пастух моих овец, их я оберегаю, ибо я защищаю вверенное моему п
о-
печени
ю
.

На зооморфную метафору здесь накладывается метафора религиозная, а точнее библейская. В
Евангелии Иисус Христос сравнивается с
пастухом, пастырем
, а верующие описаны с помощью ле
к-
сем
стадо, агнцы
[2. С
. 443]. Таким образом Н.Е.

Марков не только дискреди
тирует своих опп
о
нентов,
но и создает положительную самопрезентацию. Дискредитация оппонента поддерживается также
приемом антономазии (вид метонимии, употребление собственного имени в значении нари
ц
а
тельного).
Фамилия депутата от
Конституционно
-
демократической партии Ф.И.

Родичева используется во множ
е-
ственном числе для характеристики группы лиц, обладающих сходными чертами. Для Н.Е.

Маркова
Родичевы

это либералы, космополиты, нерачительные хозяева, предатели русского народа.

Ме
тафоры эксплуатации
.
Если метафоры дискредитации высмеивают противника, а метаф
о-
ры агрессии запугивают адресата, то метафоры эксплуатации
задевают
в русских людях чувство с
о
б-
стве
н
ного достоинства, разжигают
в них негодование, обиду и вместе с тем желание в
осстать против
сущ
е
ствующего несправедливого порядка. С этой
точки
зрения, русский народ унижен и обманут в
собс
т
венной стране, а инородцы бессовестно эксплуатируют его, живут за его счет.

Зоом
етафоры
эксплуатации
демонстрируют, что «Русские

это животны
е, которых инородцы
используют в своих целях»:

С внутренней России собирают, а тратят на окраинах; великоросса
остригают и из его ше
р-
сти делают шубу
Варшаве, Вильне, Тифлису, Риге. Поневоле Россия
зябнет
, поневоле в России х
о-
лодно, п
о
неволе центр у нас «па
дает»
(В.

Розанов. Посев и жатва на окраинах и в центре).

Публицист сравнивает великоросса с животным (скорее всего с бараном/овцой), шерсть кот
о-
рого идет на изготовление шуб для национальных окраин. Ойконимы (Вильна и Тифлис

старые н
а-
звания Вильнюса и Т
билиси) используются здесь одновременно метонимически (главный город о
з-
начает всю окраину) и метафорически (окраины персонифицируются). При этом подчеркивается, что
инородческие окраины империи развиваются за счет оскудения русского центра (
Россия зябнет
).


Во многих случаях метафоры эксплуатации в дискурсе русских националистов призваны не
ох
а
рактеризовать существующее положение, а представить точку зрения, позицию, а также желания
ин
о
родцев, враждебных русскому народу. Такие
метафоры выступают как завуали
рованные или эк
с-
плицированные цитаты
оппонента. По мнению В.

Е.

Чернявской, «…создание в текстовой ткани о
б-
раза опп
о
нента является действенным приемом управления адресатом. Высказывается строится так,
что несущ
е
ствующему оппоненту, третьему лицу приписывае
тся определенное мнение» [
13
. С.
62].
Русские националисты передают своим сторонникам следующее сообщение: «Посмотрите, что ин
о-
родцы говорят о нас, они нас н
е уважают, они относятся к нам
как к животным»,

инспирируя тем
самым их возм
у
щение и недовольство
.

Зооморфные метафоры эксплуатации реализуются в таких словах и словосочетаниях, как
ск
о-
тина
,
домашние животные
,
рабочий скот,

вьючный скот
‘предназначенный для перевозк
и вьюков (о
живо
т
ных)’ [4
],
зарез
‘убой на мяс
о (домашних животных)’ [Там же
],
ярмо
‘д
еревянный хомут для
упряжки рабочего кр
упного рогатого скота’ [Там же
]. Примечательно, что подобные метафоры и
с-
пользуются прежде всего для характеристики двух сфер
-
мишеней

еврейского и польского вопр
о
сов.

А Винаверы и Герценштейны вели всю Думу к полном
у разрыву с Царем и к превращению Ро
с-
сии в еврейскую республику, в которой евреи
-
капиталисты были бы
хозяевами
, а Русские


рабочим
ск
о
том
(В.

Грингмут. Русский и еврейский элементы в нашей революции).

Заметим, что в данном примере глагол, «вводящий» метаф
ору эксплуатации, употреблен в
с
о
сл
а
гательном наклонении (
были бы
). В.А.

Грингмут указывает, что пока еще евреи
-
капиталисты не
явл
я
ются
хозяевами
, а русские


рабочим скотом
, но именно таково желание «Винаверов и Герце
н-
штейнов»
.
Максим Моисеевич
Вина́
вер и
Михаил

Яковлевич Герценштейн являлись видными деят
е-
лями Конституционно
-
демократический партии, причем публицист использует прием антономазии:
употре
б
ляя фамилии двух политиков во множественном числе, он характеризует всех депутат
ов
-
евреев. Те н
а
ивные русс
кие из числа кадетов, которые бездумно
исполняют волю
евреев
-
капиталистов
, изображ
а
ются как
бараны, Панургово стадо
:

14

Е.П.

Дулесов


2015. Т. 25, вып.
6


ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


…Эти добродушные русские
бараны
, попав в Думу,
обратились в Панургово стадо, слепо м
е-
тавшееся туда, куда его вели

Винаверы и Герценштейны.

Здесь зооморфная метафора сочетается с метафорой литературной.
Панургово стадо



‘группа
людей, которая безрассудной толпой слепо следует за своим вожаком, во всем ему подражая’, по
имени Панурга, героя романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» французского писател
я Фран
суа Рабле
[11
]. В р
о
мане Панург бросил в море «самого красивого и крупного» барана, а все стадо устремилось
за ним и утонуло. Используя известный литературный образ, В.А.

Грингмут, во
-
первых, дискредит
и-
рует кад
е
тов, представляя их глупыми и внушаемым
и, во
-
вторых, предрекает их гибель.

Правые политики и публицисты часто используют понятийную область «Животный мир» в
к
а
ч
е
стве источника метафор, чтобы показать, что в Холмском крае и Белоруссии польские паны и
ксендзы нещадно эксплуатируют русских правос
ла
вных крестьян, относятся к ним
как к животным:

Поглядели бы Вы, как поляки «культуральны» в действительной жизни

в своих отношениях к
белорусскому православному народу!.. И у Вас сжалось бы сердце при виде всего, что терпит зде
ш-
нее «
быдло
»!
(Д.

Скрынче
нко. У нас своя «Босния»).

…Еще ближе, еще свежее в памяти народной образы польских панов
-
рабовладельцев, с их
б
а
т
о
гами, употребляя которые, как вообще в своем сознании, они не различали крестьян от
быдла
или ск
о
тины
(из выступления епископа Евлогия от 25
октября 1911 г.).

Лексема
быдло
была заимствована из польского языка, в котором
bydło


это ‘скот’. В после
д-
нем примере в качестве однородных членов использованы польское (
быдло
) и русское (
скотина
) сл
о-
ва, я
в
ляющиеся синонимами. С целью правдоподобно перед
ать точку зрения своих оппонентов


польских панов, русские националисты не только воспроизводят метафорическое представление ру
с-
ских крест
ь
ян как домашних сельскохозяйственных животных, но и употребляют заимствование из
их языка. С помощью кавычек Д.В.

Ск
рынченко показывает, что слово это чужое, а оценка, которую
оно выражает, ему чужда. Обратим внимание, что публицист использует в кавычках еще одно пол
ь-
ское заимствование

транскрибированное прилагательное «культуральны»
.
Тем самым он против
о-
поставляет ру
сское сл
о
во
культурный
и польское
kulturalny
‘культурный’, намекая на то, что культура
польских панов, в отл
и
чие от русской, есть культура извращенная, лицемерная, ведь она позволяет
обращаться с людьми

как с животными.

Важно подчеркнуть, что в дискурсе пр
авых зоометафоры эксплуатации используются не только
для характеристики отношений русских и инородцев, но и для того, чтобы показать, что в границах
одного нерусского народа верхние слои эксплуатируют низшие или один нерусский народ эксплу
а-
тирует другой. Т
аким способом русские националисты «вносят разлад в стан врага», выделяя «хор
о-
ших» и «плохих» инородцев и показывая, что русская власть защищает всех несчастных и угнете
н-
ных, а не только русских.

Так, В.А.

Грингмут в статье «Двойная задача нашей окраинной
политики» делает акцент на
том, что Российская империя, приобретая новые земли, «всюду являлась с двойной миссией: 1) осв
о-
божд
е
ния угнетенных от угнетателей и 2) водворения русской государственности». В частности, в
Польше Россия помогла крестьянству изба
виться от гнета дворянского сословия:

…В
самой Польше простой народ невыразимо стра
дал под крепостническим гнетом гордой
шляхты, обратившей его в состояние
простого вьючного скота, «быдла»
.

А.С.

Будилович использует метафору, схожую с той, которая встрети
лась нам в тексте В.В.

Р
о-
занова (с великоросса стригут шерсть на шубы окраинам), но здесь жертвой, эксплуатируемым явл
я-
ется уже не русский народ, а эстонцы и латыши, а эксплуататором

балтийские немцы:

Даже между нашими немцами, особенно остзейскими, нема
ло найдется таких, которые во
имя равноправия народностей не прочь бы еще 200

300 лет попользоваться возможностью
стричь

эсто
н
ских и латышских
баранов

(А.

Будилович. Равноправие народностей).

Метафоры гармонизации.
Примеры зооморфных метафор, профилирующих
идею гармоничн
о
го
развития разных народов в составе Российской империи, единичны в текстах русских национал
и
стов.

Даже и животные живут стадами, собираются в стада: и им просто так приятнее, лучше.
Не одна безопасность диктует стада,

ибо и в стаде анти
лопы все
-
таки бегут от льва, но и неи
с-
сякаемый инстинкт просто общности, объединения
<…> «Уйду от всех людей»

это плохое нач
а
ло
и
с
тории: а ведь, в сущности, им начинают инородцы, пытаясь оторваться «от России».
(В.

Розанов. Центробежные силы в России).


Прагматические функции зооморфных метафор…

15

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


2015. Т. 25, вып.
6


Да
нная метафора имеет позитивную эмоциональную окраску, представляя Российскую имп
е-
рию как стадо, в котором
приятно
жить отдельным животным

инородческим окраинам.
Примеч
а-
тельно, что, доказывая необходимость «единой и неделимой» империи, В.В.

Розанов педали
рует н
е-
аргумент безопасности, а иррациональный «инстинкт просто общности».

Другой пример также из
статьи
В.В.

Розанова демонстрирует мирное, взаимовыгодное
сосущ
е
с
т
вование малороссов и евреев:

Евреи оттого и привились к малороссам, … что неподвижный и рос
лый хохол требует хлопот
около себя в области купли
-
продажи, спроса
-
предложения
. <…>
Говорят,
у носорога есть какая
-
то
птичка, очищающая ему чуть ли не рот от насекомых и от остатков пищи
. Вот такую роль теперь
и прежде выполняли около малор
оссов всякие Янк
ели и Соломоны

(В.

Розанов. Малороссы и вел
и-
короссы).

Публицист изображает отношения двух
народов как симбиоз. Д
анный пример свидетельствует,
что в основе метафоры может лежать не только научный факт, но и полуправда и даже ошибочное
св
е
дение [
3. С. 164
].
В
ероятнее всего,
В.В.

Розанов
путает здесь носорогов и крокодилов.
В
олоклюи,
или носорожьи птицы, добывают себе пропитание на спинах носорогов, извлекая из склад
ок их
кожи
всевозможных паразитов. А птицы
-
дантисты

это симбионты
крокодилов
[
1
].
Кроме того
, публ
и
цист
в этом примере
использует прецедентные
имена (
Янкель и Соломон


персонажи повести Н.В.

Гоголя
«Тарас Бульба»
), символизирующие
еврейских торговцев и ростовщиков, которые
время от времени
оказываются

полезны
ми
местному населению.

Итак, мы увид
ели, что понятийная область «Мир животных» активно используется русскими
националистами как сфера
-
источник метафор для концептуализации национального вопроса в Ро
с-
сийской империи начала
XX
в.
П
очти все зоометафоры пейоративны: с их помощью правые полит
и-
ки
и публицисты создают образ «чужого». О.С.

Иссерс отмечает: «Разграничение “своих” и “чужих”,
созд
а
ние образа “МЫ
-
группы” через очернение противника

достаточно традиционный прием пол
и-
тической борьбы»
[
6. С.
160]
.

Очерняя своего врага, националисты использ
уют зооморфные метаф
о-
ры в различных прагматических функциях:
чтобы высмеять, оскорбить
его (метафора «Инородцы


это ме
л
кие животные»),
изобразить
его как агрессора (метафора «Инородцы

это хищники») или
эксплуататора (метафора «С точки зрения инородцев,
русские

это домашние животные»). Мелиор
а-
тивные зоом
е
тафоры, профилирующие идею сотрудничества разных народов в составе Российской
империи, встр
е
чаются крайне редко.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1
.

Акимушкин

И.И. И
у крокодила есть друзья.
URL
:
http
://
animalkingdom
.
su
/
books
/
item
/
f
00/
s
00/
z
0000068/
i
n
dex
.
shtml
.

2
.

Баранов А.Н. Дескрипторная теория метафоры. М., 2014.

3
.

Блэк

М. Метафора // Теория метафоры. М., 1990.

4
.

Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб., 1998.

5
.

Будаев

Э.В.

Сопоставительная поли
тическая метафорология. Нижний Тагил, 2011.

6
.

Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русского речи. М., 2008.

7
.

Краткий словарь когнитивных терминов /
п
од общей редакцией Е. С. Кубряковой. М., 1997.

8
.

Лакофф

Дж., Джонсон

М. Метафоры, которыми мы живем
. М., 2004.

9
.

Москвин В.П. Русская метафора: Очерк семиотической теории. М., 2006.

10
.

Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. СПб., 1993.

11
.

Фразеологический словарь русского литературного языка. М., 2008.

12
.

Хазагеров Г.Г. Политическая риторика. М., 2002.

13
.

Черн
явская В.Е. Дискурс власти и власть дискурса. Проблемы речевого воздействия. М., 2006.

14
.

Чудинов А.П. Постулаты Уральской школы политической метафорологии // Уральский филологический
вес
т
ник. Серия: Язык. Система. Личность: лингвистика креатива. 2012. № 2.

15
.

Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исследование политической метафоры (1991


2000). URL: http://www.philology.ru/linguistics2/chudinov
-
01.htm

16
.

Чудинов А.П. Политическая лингвистика. М., 2006.


Поступила в редакцию
03.11.15


16

Е.П.

Дулесов


2015. Т. 25, вып.
6


ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ


E
.
P
.

Du
lesov

PRAGMATIC FUNCTIONS
OF ANIMAL METAPHORS
IN THE DISCOURSE OF
RUSSIAN
NATIONALISTS AT THE
BEGINNING OF THE
20
TH

CENTURY


This paper deals with the metaphors from the source domain ‘Animal world’ used by right
-
wing politicians and publ
i-
cists at the begi
nning of the 20th century in the depiction of the Russian nation and ethnic minorities against the b
ac
k-
drop of the aggravation of the National question in the Russian Empire. Particular emphasis is place
d upon pragmatic
fun
c
tions of animal metaphors. It is
found that most animal metaphors are negative and serve as instruments to create
the image of the Other. While marking the Other, nationalists form so
-
called ‘our circle’. The non
-
Russian peoples are
portrayed as small animals (metaphors of discredit) or
predators (metaphors of aggression). Moreover, Russian natio
n-
a
l
ists point out that non
-
Russian peoples treat Russians as agricultural animals (metaphors of exploitation). There are
few examples of positive animal metaphors which highlight harmony between t
he different peoples of the Russian E
m-
pire (metaphors of harmon
i
zation).


Keywords
: cognitive metaphor, metaphorical model, political discourse, Russian nationalism, animal met
a
phor.




Дулесов

Евгений

Павлович
,
магистрант


ФГБОУ ВПО «Удмуртский государс
твенный униве
р
ситет»

426034, Россия, г. Ижевск, Университетская, 1 (корп.
2)

E
-
mail:
[email protected]

Dulesov E.P., master's degree student


Udmurt State University

Universitetskaya st., 1/2, Izhevsk, Russia, 4260
34

E
-
mail: [email protected]



Приложенные файлы

  • pdf 26428587
    Размер файла: 247 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий